Беспредел и запредельность в искусстве

Автор: Александр Медведев 17.04.2010 00:28
Искусства
Печать

Эти два слова – «беспредел» и запредельность – роднит беспредельный эгоизм, содержащийся в прелести видеть в себе избранного человека, которому  закон не писан. И игнорирующий законы уголовного кодекса преступник, и занимающийся духовным растлением общества философ или художник, верят, что они отвоевали себе право быть вне закона. 

 

Трансгрессия беспредела

Современность сводит в одной и той же теле и радиопередаче, на одной газетной полосе слова «беспредел» и запредельность (трансцендентность). На первый взгляд, между первым термином, пришедшим в мир из мест лишения свободы, и вторым, говорящим о высших сферах духа и сознания, нет ничего общего. Но так ли это? Возможно, под маской научной терминологии все-таки приходится нечто скрывать: стершиеся грани дозволенного, переход нравственных границ, желание навязать свою мораль и принципы вместо морально-нравственных основ, – общественного договора и Завета, договора, заключенного человека с Богом?

Греческое слово «ересь» («эресис») и означает «завоевание», «избранный образ мыслей»1. Люди, впавшие в правовую ересь, по приговору суда считаются преступниками. А деятели искусства, проповедующие преступление нравственных законов как вид художественного творчества, объявляются радикалами и новаторами, в силу чего их деятельность не может быть признана преступной.

Беспредельная фантазия одних, вызывает уголовный беспредел других. И только беспредельная ложь о параллельном, непересекающемся существовании искусства и действительности позволяет деятелям искусства воспевать Зло, как символ неограниченной Свободы. Чей фантастический радикализм воплотился в кровавый бред, в Ганноверского мясника, – Фрица Хамана, приговоренного к смерти в 1924 году за убийство 27 мальчиков и юношей? Из мяса своих жертв Хаман делал колбасы и продавал ничего не подозревающим клиентам.

Фильмы, картины, смакующие подобные преступления изготавливаются тысячами ежегодно. Миллионными тиражами издаются книги с описанием мотивов, разбудивших в человеке зверя. Спектакли и перформансы показывают зрителю уже подлинное членовредительство, самоистязание актеров, заставляют обонять и осязать не клюквенный сок, но кровь, струящуюся из тел.

Культовый режиссер Роман Полански, снявший «Бал вампиров», и «Розмари бэби», фильм о приходе в мир Антихриста, почитатель Лавкрафта и Алистера Кроули, консультировавшийся у главы церкви Сатаны ЛаВея, сам оказался жертвой вызванных им злых духов.

9 августа 1969 г. в доме Р. Полански были зверски убиты четыре человека, в том числе и жена режиссера, актриса Шарон Тэйт. Чарльз Мэнсон, не раз судимый, несостоявшийся рок-музыкант, свихнувшийся от алкоголя и наркотиков основатель собственной секты, этим убийством провозглашал могущество новоявленного Сатаны. Как-то, после очередной отсидки, он вступил в контакт с Американской Сатанинской Церковью, и скоро Сатанинская Библия Лавея, консультанта Р. Полански, стала его настольной книгой. Убийством в доме режиссера, снявшего «Розмари бэби», фильма с участием самого ЛаВея, Мэнсон отомстил обществу и преподнес Сатане его страшную жертву.

В средние века инквизиция сжигала на кострах черных магов. В 1984 году роль инквизитора решил исполнить сокамерник Мэнсона, отбывающего пожизненное заключение, член секты Харе Кришна, Ян Холстром. Кришнаит облил черного мессию бензином и поджег. Мэнсон выжил, получив ожег третьей степени. Сатанинская магия, искусство и жизнь соприкоснулись 2.

Нередко кровавые преступления совершались членами какой-нибудь вновь возникшей секты, приверженцами многочисленных культов, объединенных  жаждой переделать мир по новым, ими установленным законам. В то же время символы веры, ритуалы, орудия для убийств (часто совершающихся под видом священных жертвоприношений) для этих деструктивных объединений, разрабатывались интеллектуалами, «творчески» обходившими установленные религиозные, моральные и нравственные нормы. С 60-х гг. 20 в. особо активным средством расширения человеческого сознания служат различные наркотические вещества, издавна использовавшиеся в модернистской художественной среде и ставшие вновь популярными благодаря стараниям европейских и американских интеллектуалов. Лоббисты психоделии сделали ее неотъемлемой частью творчества современного искусства второй половины 20 в. Тимоти Лири, экспериментировавший с различными препаратами, писал, что ему долго не давал покоя вопрос: как поведать обществу о методах расширения сознания. В своей книге “Flashbacks” он рассказывает, как вместе с Олдосом Хаксли они решали этот вопрос.

Философским камнем, расширяющим сознание, испокон века были различные колдовские снадобья, дающие тайные знания. «В прошлом это могущественное знание держалось в строгой тайне и передавалось в неясной форме этими обскурантистами – учеными, мистиками и художниками». Т. Лири решил, что это не справедливо, т.к. всему демократическому обществу необходимо иметь доступ к тайным знаниям. Он рассказывает о тактике распространения в обществе тайных знаний, расширяющих сознание. «Это вопрос эволюции. – Говорил Хаксли. – Все сразу не бывает. Работай вдали от людских глаз. Посвящай только людей искусства: писателей, поэтов, джазистов, изысканных куртизанок, художников, богатых людей из богемы. Они посвятят богатых интеллектуалов. Так и всегда распространяется культура, философская свобода мысли. (…) Стань проводником этой эволюции. Таким проводником был я, а до меня – мой дед. Психоделики, производящиеся в массовом порядке, принесут в общество огромные изменения. Это произойдет и без нашего с тобой участия. Единственное, что мы можем сделать, это нести слово. А помехой для этой эволюции, Тимоти, является Библия»3.

Библия, на которой построено сознание людей христианской культуры, в т.ч. атеистов, мешает расширению сознания эволюционным путем, который прокладывает запредельная фантазия интеллектуалов, и она же – препятствие в работе по изменению сознания, проводимого Соросом, «открывающим общества»  для восприятия псевдорелигий.С помощью современного искусства в его радикальных формах осуществляется поиск формального и онтологического наполнения ритуалов для новых культов. Диалектики и инженеры человеческих душ, вхожие в тонкие миры, активно пополняют ряды различных богоборческих люциферианских культов, принося на алтарь Сатане все новые жертвоприношения за возможность ощутить себя вне пределов, очерченных для простых смертных.

Александр Медведев

 


1.    Ереси. Их происхождение и сущность. «Панагия». Пермь, 1999. С. 9
2.    Мелентьева. Н. Лимонка №7
3.    «Птюч-книга». Альфа-книга. 2000 г.с. 30.