Заблуждения по кругу. Часть 2

Автор: Ефим Репин 28.01.2010 22:23
Цвет и Свет
Печать

Stereopticon. Аппарат для смешивания цветов. 1893

Основные заблуждения художников о цвете. 1. Нельзя для составления цветов синий, желтый и красный цвета признать основными. 2. Нельзя также принять три каких-нибудь краски за основные и достаточные для составления всех других кра­сок. Нет никакого сомнения, что синяя и желтая, в смешении образуют зеленую краску. Но нет такой жел­той и такой синей, которые образовали бы чистую зеле­ную  (например, зеленая Веронеза). Также нет такой синей и красной, которые в смешении дали бы чистый фиолетовый цвет, хотя бы такой, как в анилиновых красках. 3. Для составления красок всех тонов, в каких нуждается современная живопись, недостаточно не только трех, но и семи красок. Не всякий художник доволь­ствуется даже и двадцатью основными красками.

A seated man looking through a camera obscura at half a skeleton suspended upside down from a tripod as two men look on. Etching.

 

Изображение предметов природы, образуемое выпуклым стеклом камер-обскуры, наглядно показывает, как может перспективно укладываться на плоскости изображение предметов, находящихся на различных расстояниях от зрителя. Цвета предметов и относительная сила их света с верностью пов­торяются в фокусе стекла: сияет солнце, блестит его отражение в воде и тона видны во всей их чистоте и силе. Но нет никакой возмож­ности скопировать это изображение, как оно есть, какими бы, то ни было красками. Но, если это живое изображение будет известными средствами светописи снято и закреплено на бумаге, то оно представит подобие однотонного рисунка, в котором отношение светлого к темному будет сильно изменено по сравнению с натурой и с первым, цветным изображением.

 

The principle of the camera obscura. Engraving.

 

Одни части снимка будут черны и без прозрач­ности, без того постепенности перехода от темного к еще более темному, какая есть в самом предмете, с которого сделан снимок. Другие части изобразятся равномер­но светлыми, тогда как они не таковы на самом деле. Наконец некоторые места снимка покажутся совершенно удовлетворительными в отношении светотени, не говоря уже об удивительной тонкости рисунка, недостижимое для ру­ки человеческой. Несмотря на высокую степень совершен­ства, с какой изобразятся частности, общее будет невер­но. Закрепленное изображение, далеко и во всех отношениях отступает от первого, цветного изображения в фо­кусе стекла камер-обскуры.

 

 

Самое светлое место фотографического рисунка на бу­маги едва ли в 50 раз светлее самого темного, которое никогда не бывает абсолютно темным. В природе же численные световые отношения меряются тысячами и десят­ками тысяч. Краски, употребляемые в живописи, несколь­ко превосходят своею светлотою то, что может дать фотография, но пределы действительной светотени природы безмерно выше светотени, выражаемой живописью. Когда же картина состарится, и краски ее потускнеют, то эти пределы стеснятся еще значительнее.

 

О цветах вообще

Есть два пути для суждения о составе цветов: по смешению материальных красок и при помощи разложения цветов призмою. Смешение материальных красок научило, что зеленая краска может быть составлена из синей (или голубой) и желтой, фиолетовая - из синей и красной, оранжевая — из красной и желтой и т. п.

 

В 1666 году во время великой чумы, когда Кембриджский университет был закрыт, И. Ньютону пришлось заниматься научными опытами дома, в частности это были опыты по изучению природы света. Затмив окно и оставив в нём небольшое отверстие, Ньютон расположил перед солнечным лучом, проникающим сквозь это отверстие стеклянную призму. Белый луч света, пройдя через призму, превратился в последовательный ряд цветов, которые отобразились на расположенном позади призмы экране.


Другой способ изучения цвета основан на разложении цвета на его составные цветовые части посредством прозрачной призмы. Солнечный свет, преломленный приз­мой, образует при этом полосы, окрашенные цветами, которых насчитывают главнейшие семь: красный, оран­жевый, желтый, зеленый, голубой, синий и фиолетовый. Кроме этих цветов и промежуточных между ними нет никаких, которые не могли бы быть составлены из названных основных.

 

Из практики смешения материальных красок худож­ники заключили что три цвета красные, желтые и синий - суть основные; остальные происходят из названных трех. Было время и еще недавно, когда почти все физики поддерживали это положение согласно воззрениям художников. Такое согласие было основано, однако, на крупном недоразумении, которое теперь разъяснено.

солнечный спектр 

Многие краски называются желтыми, другие красны­ми, третьи — синими, но одна желтая или синяя не похо­дят на другую желтую, же или синюю. Каждая из красок одного родового наименования имеет свойственную ее оптическую особенность, называемую тоном. Кино­варь есть красная краска, жженая светлая охра назы­вается красною охрою, хотя есть громадное различие между тонами охры и киновари. Подобным образом тон свет­лой кобальтовой зеленой чрезвычайно отличается от зе­леной Павла Веронеза.

Семь главных цветов спектра тоже имеют разные оттенки. По бедности языков в отношении обозначения цветовых ощущений, можно назвать словами только очень ограниченное число оттенков спектра, тогда как впечатлительный и опытный глаз может ощутить до тысячи переходов от одного края спектра до другого.

Для выбора основных цветов из семи надо пробо­вать слагать различные спектральные цвета между собою, надвигая известными в оптике средствами одну цветную полосу на другую. При смешении, получаются цвета, очень часто несходные с цветами красок, происходящих от соответственного смешения.

 

Самый разительный пример такого несходства пред­ставляет смешение желтого и синего спектральных цве­тов, который имеет белый, а не зеленый, цвет. Из дальнейших опытов смешения цветов оказалось, что чистые спектральный зеленый цвет не может быть составлен ни из каких-то других простых цветов. Сле­довательно, спектральный зеленый, несомненно, есть основ­ной.

 

Отыскивая другие основные цвета из числа спектральных можно остановиться на некотором красном и не котором фиолетовом. Желтый цвет составляется из красного и зеленого; синий—из зеленого и фиолетового и т. д., так что с этой точки зрения основные цвета суть: красный, зеленый и фиолетовый. Однако составленный желтый не имеет чистоты спектрального желтого. То же замечание следует сделать и о синем составленном цвете. Отсюда произошла необходимость допустить не менее пяти основных цветов: красный, желтый, зеле­ный, голубой и фиолетовый. Еще вернее принять основ­ными семь.

 

Следует, различат три качества цвета.

Во-первых, надо узнать какой он занимает место в спектре или, по крайней мере, если идет дело о красочных цветах, надо испытываемые цвета отнести к одному из главных пяти или семи родовых цветов спектра.

 

Во-вторых, цвет характеризуется чистотою, т. е. отсутствием посторонних примесей, вредящих впечатлению от цвета. Спектральные цвета, как образцы, дан­ные самой природой, считаются чистыми. Если к чистому спектральному цвету придать белый свет, то цвет сде­лается более или менее белесоватым. Из материальных красок наиболее подходят по чистоте тона к спектраль­ным: киноварь, желтый хром, зеленая Веронеза, ультрамарин. Но при ближайшем исследовании оказалось, что каждый из цветов названных красок состоит из нескольких смежных между собою спектральных.

 

Третье качество цвета его светлота. Солнце, белая бумага, освещенная солнцем, белая бумага в тени образуют при посредстве призмы три спектра с полным числом составных цветов, но цвета солнечного спектра имеют наибольшую светлоту, а у бумаги в тени — наимень­шую из трех.  В красках имеются: кобальт, ультрамарин и т. д. двух или трех степеней светлоты.

 

Названные три качества вполне определяют, не только основные или близкие к ним цвета, но и весьма уда­ленные от них сложные, как это будет разъяснено далее.

 

Было упомянуто, что синие и желтые спектральные цвета образуют в смешении белый цвет; синий и жел­тый, как и всякие два других, которые могут в сме­шении дать белые цвет, называются взаимно допол­нительными цветами.

Опыт показал, что всякий из спектральных цве­тов, кроме зеленого, имеет дополнительный к себе цвет в одном из остальных.

 

Теплые и холодные цвета

Цвета спектра могут быть разделены, по терминологии художников, на теплые и холодные.

К первым принадлежат: красные, оранжевые, желтые и желто-зеленые с их промежуточными.

К холодным цветам относятся: зелено-голубой, голубой, синий и фиолетовый с их промежуточными. Чистый зеленый составляет раздел между холодными и теплыми цветами спектра.

 

Соединяя все теплые цвета спектра в один, а все спектральные холодные, (с присоединением к ним зе­ленного), — в другой, составит, таким образом, два слож­ных цвета, которые будут взаимно дополнительными. Разделяя спектр на две части, в каком угодно месте, и составляя цвета из этих частей, всегда получим два взаимно дополнительные сложные цвета.

 

Всякий сложный цвет предметов природы состоит из спектральных — двух, трех или многих, взятых в соответственной степени светлоты и смешанных. Рассматривая чрез призму поверхность какого бы то ни было предмета, можно непосредственно видеть составь цвета его поверхности.

 

Приводим несколько примеров.

 

Белая бумага, гипс, мел показываюсь спектр, со­стояние из всех тех частей, что есть в солнечном, но меньшее светлоты. Различные цвета спектра затем­нены по сравнении с солнечным не строго в одинаковом отношении, тем не менее спектр белое поверх­ности можно принять за нормальные.

 

Сравнивая, посредством призмы или спектроскопа, нормальные спектр белое поверхности со спектром ста­рое потемневшее деревянное доски коричневого цвета можно видеть, что во втором спектре затемнен красный и красно-оранжевый цвета, еще более затемнены оранже­вый и желтый, еще того более желто-зеленый и зеле­ный и чрезвычайно затемнены цвета голубой, синий и фиолетовый. Вообще же теплые части спектра господ­ствуют над остальными, а красное и оранжевое над всеми.

 

Подобным же путем можно получить понятие о цветовом составе золотой или серебряной поверхности, о цветовом составе красок и т. д. Точные из­мерения трудны и продолжительны, но путь исследования состава цветов прост и ясен.

 

Повторяем

  1. Нельзя для составления цветов синий, желтый и красный цвета признать основными.
  2. Нельзя также принять три каких-нибудь краски за основные и достаточные для составления всех других кра­сок. Нет никакого сомнения, что синяя и желтая, в смешении образуют зеленую краску. Но нет такой жел­той и такой синей, которые образовали бы чистую зеле­ную  (например, зеленая Веронеза). Также нет такой синей и красной, которые в смешении дали бы чистый фиолетовый цвет, хотя бы такой, как в анилиновых красках.
  3. Для составления красок всех тонов, в каких нуждается современная живопись, недостаточно не только трех, но и семи красок. Не всякий художник доволь­ствуется даже и двадцатью основными красками.

 

Не смотря, на несомненную верность всего сказанного о составе цветов художники мысленно считают синий, желтый и красный основными во всех смешениях кра­сок. Поэтому, остается доказать, что истинные законы оптики, относящееся к этому предмету, имеют более полное применение к живописи, чем непосредственный, но неверно истолкованный опыт.

 

 

В. Петрушевский

«Краски и Живопись»


Пособие для художников и техников

Санкт-Петербург. Типография М. М. Стасюлевича,

Васильевский Остров, 5 линия, 28.,

1891


дополнительно


почему вещи цветные

http://www.webexhibits.org/causesofcolor/index.html

цветоведение на видео

http://www.ehow.com/video_4954094_color-theory-mixing-secondary-colors.html

http://www.ehow.com/about_5370520_color-theorymixing-colors.html

таблицы для художников

http://www.reuels.com/reuels/Color_Mixing_Wheels.html

полезные советы

http://painting.about.com/od/colourtheory/Color_Theory_Color_Mixing_and_the_Color_Wheel.htm

акварельный круг

http://www.walterfoster.com/pages/artist-workshop/6/all-about-color.html?page=0

о материалах

http://www.dickblick.com/items/00323-8061/