Сколько ребер у Адама?

Автор: Ефим Репин 11.01.2010 13:32
Анатомия
Печать

Труд Везалия «О строении человеческого тела» был как гром среди ясного неба. Он буквально взорвал научный мир и вызвал ярость церкви, поскольку обнаружил явное несоответствие данных практической анатомии незыблемым церковным догматам. Уже имели широкое хождение изумительные по своей точности и мастерству исполнения анатомические рисунки Леонардо да Винчи, указавшего на некоторые ошибки Галена. Уже известны были работы выдающихся врачей Джироламо Фракасторо, Теофраста Парацельса, Амбруаза Паре, расшатавших закоснелые устои средневековой медицины. Но авторитет канонизированного церковью Клавдия Галена (древнегреческий врач) оставался непререкаемым 1400 лет.


Андрей Везалий - основоположник научной анатомии

Анатомы эпохи Возрождения построили фундамент научной анатомии, они добились разрешения на проведение вскрытий. Были созданы анатомические театры для проведения публичных вскрытий. Зачинателем этого титанического труда явился Леонардо да Винчи, основоположником – Андрей Везалий.

 

 

 

Везалий был не первым, кто пересчитал ребра мужчины. Но до него от этого факта отмахивались, как от досадного недоразумения. Анатомы, считали, что им попадаются «неправильные» скелеты мужчин. Везалий первым указал, что скелеты правильные – неправильна точка зрения на проблему. Не заимствовал Всевышний ребра у Адама. Мало того, Везалий не посчитался и с другим утверждением. В его времена сохранялась вера в то, что в скелете человека есть косточка, которая не горит в огне и вообще неуничтожима. В ней-то якобы и заложена таинственная сила, с помощью которой человек воскреснет в день страшного суда, чтобы предстать перед Господом Богом. Косточку эту никто никогда не видел, но ее описывали в научных трудах, в ее существовании не сомневались. Везалий же, скрупулезно изучивший и описавший строение человеческого тела, прямо заявлял, что, исследуя скелет человека, он не обнаружил веками искомый фрагмент, а посему эта самая таинственная косточка – выдумка досужего невежественного ума.


 

.....

...

 


Доктор медицины в 28


В предисловии к трактату «О строении человеческого тела» мы читаем:

« …мой опыт из - за моего возраста, еще не достигшего 28 лет, будет иметь мало авторитета. Не ускользает от меня и другое обстоятельство: что вследствие частого указания на неверность в сообщениях Галена мой труд подвергнется нападкам со стороны тех, кто не брался за анатомию так ревностно, как это имело место в итальянских школах, и кто уже в преклонном возрасте изнывает от завести к правильным разоблачением юноши: им станет совестно, что хотя они и присваивают себе громкое имя в области науки, но до сих пор, вместе с прочими поклонниками Галена, были слепы и не заметили того, что мы сейчас предлагаем»

 

....

......

 

5 декабря 1537 года медицинский факультет Падуанского университета на торжественном собрании присудил Везалию ученую степень доктора медицины, с высшим отличием. Согласно уставу университета, чтобы получить степень бакалавра, надо было не менее трех лет читать регулярные лекции, затем не менее года работать со знаменитым врачом и получить его положительный отзыв.

После того как Везалий публично продемонстрировал вскрытие, Сенат Венецианской республики назначил его профессором хирургии с обязательством преподавать анатомию. Везалий сделался профессором в 23-летнем возрасте. Его яркие лекции привлекали слушателей со всех факультетов. Вскоре под звуки труб, под развевающимися флагами он был провозглашен врачом при дворце епископа Падуанского.

 


Рисунок для науки


Университет Падуи, созданный в 1222 г., имел огромное влияние на интеллектуальную жизнь Европы. Город превратился в университетский центр, а медицинский факультет к XVI в. получил самостоятельность и стал самой знаменитой медицинской школой. К тому же годовая оплата профессора в Падуанском университете была высока и равнялась одной-двум тысячам дукатов.
.....

....



На медицинском факультете университета Падуи считалось, что обучение студентов у постели больного даст им больше знаний, чем изучение медицинских книг и слушание теоретических лекций.Преподавание хирургии имело свои традиции, при этом анатомические знания были ограничены, формальны и сведены к минимуму. Везалий понимал, что преподавание анатомии требует новых методов. Мало того, что «грамотный» препарат сделать сложно, он к тому же крайне недолговечен. Как продлить его жизнь?


Везалий часами зарисовывал интересующий его анатомический фрагмент, стараясь подчеркнуть наиболее характерные детали, добиваясь, чтобы не ускользнули подробности. Через день-другой от этого препарата, как бы искусно он ни был сделан, придется отказаться. С разрешения ректора и администрации университета он вводит новый метод преподавания и изучения анатомии: демонстрируемые органы зарисовывались, и эти рисунки служили на лекциях наглядным пособием. К тому же они были точнее самых пространных объяснений. Хотя, конечно, это не отменяло практических занятий по анатомии.


 

Не доверяя демонстрацию строения человеческого тела невежественным служителям, Везалий сам производил вскрытия во время лекций, подтверждая свои слова показом органов человеческого тела, подробности их структуры, становящейся день ото дня все более ясной и понятной для него самого. Однако то, что утверждал Гален, порой никак не соответствовало тому, что обнаруживалось при вскрытии трупа. Не надо представлять Везалия этаким воинствующим ниспровергателем Галена. Везалий искренне старался верить Галену более, чем собственным глазам. Но глаза были слишком зоркими и заставили его в конце концов отступить от слепой веры в непогрешимость всеобщего кумира. И уже пренебрегая описаниями Галена, Везалий стал учить тому, что наблюдал и что мог показать студентам во время секций.


А желание создать иллюстрированное учебное пособие по анатомии с каждым днем все сильнее овладевало им. И уже в следующем, 1538 г., он осуществляет задуманное. В Венеции ему удалось напечатать маленький атлас из шести таблиц, на титульной странице которого, кроме Андреаса Везалия, значилось имя художника – Ян Стефан ван Калькар.

 

Ян Стефан ван Калькар

Калькар был на 15 лет старше Везалия. Встреча их произошла в Венеции, в мастерской Тициана, учеником которого Калькар считается с полным основанием. Они оказались земляками, что немало способствовало мгновенному сближению. Художнику замысел Везалия представился крайне интересным, он с жаром взялся за работу. Общими усилиями они сделали шесть больших анатомических таблиц, которые известны под названием «Tabulae anatomicae sex». Таблицы были резаны по дереву и явились новостью графического искусства и анатомических иллюстраций. Три первых рисунка сделаны, как пишет Везалий, им самим, остальные три – Калькаром. Из этого можно сделать заключение, что и часть рисунков для фундаментального трактата «О строении человеческого тела» тоже принадлежит Везалию.

Обнажаемые на трупе мышцы тщательно описывались и послойно зарисовывались. Сопоставлялись характеристики органов, сосудов, нервов. В течение трех лет, с 1539 по 1542 гг., был написан весь текст, изготовлено около двухсот оригинальных рисунков, перенесенных в виде гравюр на деревянные блоки. Сложным путем из Падуи через Венецию блоки доставлялись в Базель к издателю Опорину и там запускались в печать.

 


В Базеле к середине XVI в. была создана прочная полиграфическая база. Издатель Опорин, лично знакомый Везалию и симпатизировавший ему, был не только опытным организатором, но и просвещенным книголюбом. Достаточно сказать, что он имел звание профессора греческого языка. В 1543 г. книга Везалия увидела свет.



Трактат «De humani corporis fabrica»

включает семь книг с 11 большими гравюрами и 300 иллюстрациями.

Таблицы с анатомическими рисунками появлялись и ранее: в 1513 г. в страсбургском издании трудов анатома Мондино и в 1523-м в труде Якоба Беренгарио Карпи. Но таблицы Везалия и Калькара являли собой новое качество – результат необычайного содружества анатома революционеар и талантливого художника.


После 1555 года на протяжение двух столетий этот труд оставался единственным анатомическим пособием во всей Европе. Эта книга стала первым, нарисованным вручную учебником для студентов. Первое издание таблиц сохранилось в библиотеках мира в считанном количестве экземпляров, ныне являющихся раритетами. Таблицы были переизданы более трехсот лет спустя в 1874 г. в Англии, а затем в 1920-м в Германии и, таким образом, широкий круг читателей мог ознакомиться с ними и оценить их по достоинству.


По стечению обстоятельств, трактат появился в год смерти Коперника, и тогда же увидела свет книга Коперника «Об обращении небесных тел», произведшая переворот не только в астрономии, но и в мировоззрении людей. К слову, сын купца, каноник Коперник знал толк в анатомии, в свое время он обучался на медицинском факультете Падуанского университета, а по возвращении в Польшу с 1504 по 1512 год занимался врачеванием у своего дяди епископа Ваченроде.

Ссылки по Везалию

В своем трактате Везалий ссылается на античного историка Геродота, анатома Герофила, прославленного врача Диокла, философа Платона, знаменитого медика Рази, доктора теологи Фому Доминиканца, оратора Цицерона и других. Более всего и чаще кого бы то ни было Везалий упоминает Галена. Он цитирует для подкрепления своих исследований. Но чаще Везалий исправляет анатомические описания Галена, на основании своих наблюдений. В своей большой анатомии он ссылается на Галена триста сорок три раза.


Важна и интересна его попытка классифицировать черепа. Им описаны косточки, входящие в строение органа слуха, - молоточек и наковальня и правильно изображены их сочленения, но стремечко он не описывает. Нижнюю челюсть человека Везалий описывает как единую кость. Четко и правильно описывает Везалий карпальный и тарзальные кости конечностей, грудину.

Зубы, мускулы в трактате Везалия описаны достаточно полно и точно. В трактате Везалия дано правильное описание кишечника, половых органов как мужских, так и женских. Много внимания Везалий уделял изучению сосудов. Везалий тщательно изучал анатомию сердца. Тоже можно сказать и в отношении нервной системы.

 

 

В России еще в XVII веке популярность везалиевской анатомии побудила Епифания Славинецкого перевести книгу Везалия на русский язык для ис¬пользования ее в преподавании анатомии на занятиях в лекарской школе при Аптекарском приказе и в славяно-греко-латинской академии в Москве. А в XVIII веке русский юноша Константин Щепин, восхищенный былой славой знаменитого университета, пешком добрался до Падуи и вступил в студенческую корпорацию.


http://www.pharmnews.kz/kfv_db/Nomera146/ct4.html