Есть ли будущее у отечественного художника за границей?

Автор: Мария Окунева 26.03.2010 12:02
PDFПечатьE-mail

Вот уже более 15 лет (перестройка, гласность...) мы свободно передвигаемся по миру. Перед отечественными художниками открылись новые возможности для самореализации: участие в международных выставках, обучение в престижных иностранных ВУЗах, преподавание за рубежом. Мы надеялись и задавали вопрос - что дальше: "глобализация искусcтва, стирание национальных и государственных границ?" Опытом такого рода поделился Иван Васильевич Несветайло. Его можно было встретить в Мексике, Италии и Португалии лет 10 назад.

ВК.- Ваша биография и рецензии  искусствоведов о ваших работах  указывают на то, что творчество Ивана Несветайло изменилось после поездки в Мексику, итогом  которой стала персональная выставка в Санкт-Петербургском Доме журналиста «Мексиканский дневник» (1998). Не могли бы вы рассказать подробнее о целях поездки и результатах, которых  хотели достичь по возвращении на родину?

ИН.- В Мексике я жил несколько месяцев в 1997 и 1998 годах. Первая поездка связана с выставкой «Петербургская акварель», проходившей в Национальном музее акварели в Мехико. Эта выставка  предваряла создание Общества акварелистов Санкт-Петербурга (зарегистрировано в 1998 г.), которое является наследником традиций Императорского общества русских акварелистов, существовавшего в России до революции.  Импульсом к восстановлению традиций явилась идея петербургской художницы Нины Дьяковой и искусствоведа Абрама Раскина.  Параллельно я успел сделать в частных галереях две персональные выставки и одну совместную с Ниной Дьяковой.

 

ВП- Каково отношение  к художникам в Мексике?

ИН- Авторитет  художника достаточно высок, но не так, как в Италии. Самое приятное то, что мексиканский глаз и специалиста, например, сеньоры Бланки Эскалеры Бонфанти -известного в Мексике коллекционера интерьерной акварели  XIX-XX вв. и современной живописи, и обычного зрителя, например, учительницы испанского языка в школе, может хорошо прочитывать работы. Это было достаточно интересно и неожиданно, т.к. в России зачастую задают вопросы: а что вы изображаете в своих работах? В Мексике  не спрашивают,  а обсуждают увиденное. Было впечатление, что ты понят, что возможно невербальное общение, только на языке художественных образов, несмотря на то, что здесь совершенно другой мир, другая земля, все по-другому дышит.  В Мехико есть так называемый Музей Антропологии - своего рода  Этнографический музей, в котором представлено все, что связано с  деятельностью человека и искусством мезоамериканской цивилизации, сохраненное в камне, мозаиках, ритуальных объектах. Здесь собраны поразительно отточенные, несущие смысл и глубокую культуру экспонаты.

По образованию я художник-монументалист и в Мексику отправился посмотреть титанов монументальной живописи 20-го века. Современное монументальное искусство стоит на трех китах: древнерусская стенопись, восходящая к византийской традиции, Возрождение и XX век, а именно: великие мексиканцы – Ороско, Ривера, Сикейрос. Только здесь мне стали понятны истоки их мощного творчества.

 

В мастерской Сикейроса. Куэрнавака. 1997

В мастерской Сикейроса. Куэрнавака. 1997

 

Во вторую поездку мне по-настоящему открылся Руфино Тамайо. Это был какой-то поразительный художник, не зря его называют «Великим Сапотеко», Сеньор Сапотеко. Именно он ближе всего к корневой индейской культуре. Потом смотрите, какая интересная гражданская позиция!  Художник, благодаря своему таланту, труду, упорству (при таком таланте у него был потрясающий рациональный ум), построил музей на свои деньги, перенес  туда коллекцию редчайших образцов древнемексиканского искусства, которую собирал всю жизнь, и подарил его государству.

 

ВК- Скажите, колорит местных жителей, художников внес что-то в ваше творчество?

НИ- Да, я могу сказать, что у меня появилась фиолетовая краска. Я ее вообще раньше не использовал, а  каким-то образом вытягивал из замесов черного с чем-либо, но такую открытую я не использовал. Моя палитра высветлилась, почти совсем исчез черный цвет, колорит стал более ярким и рискованным.

Добавлю, что мексиканцы - люди вдумчивые, но также любят повеселиться и умеют это делать; народ влюбчивый, душа у них горячая, но внешне ведут себя очень сдержанно. Это касается и мексиканца, и его жилища: калитка, маленький дворик, непритязательный домик, а внутри могут быть чудеса - какая-нибудь вещь 16 века, которой все еще пользуются. Они хранят ценные, редкие вещи.

 

ВК- Не могли бы вы обозначить ряд проблем, с которыми сталкивается мексиканский художник?

НИ.- Проблема мексиканских художников, как и во всем мире, связана с известностью. Если художник прочувствовал свою идею, нашел свой язык, ему нужно себя каким-то образом обозначить. В Мексике это напрямую влияет на то, как его будут покупать. Я даже провел один эксперимент: открыл параллельно две выставки. Для одной я ничего не сделал, а для другой – буклет и листовки, на что потратил 200 долларов. На первой у меня купили одну картинку, да и то с большими скидками, на второй - на 2000 долларов, т.е. действительно, эта система работает. 


 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

В мастерской мексиканского художника Гильермо Меса. Мехико. 1997 

 

Если ты выставляешься во Дворце Изящных Искусств (Palacio de las Bellas  Artes), то это своего рода гарантия успеха. В 1997-м году меня познакомили с неким художником. Я был в его мастерской - неплохие работы, но мне показались довольно вялыми, некоторые напоминали одного из трех великих мексиканских художников.  В общем, на меня это впечатления не произвело. Потом я узнал, что на следующий год ему финансово помогла семья. Художник издал прекрасный каталог, выставился во Дворце Изящных Искусств, и его время на три года вперед было расписано мгновенно. В мое пребывание в Мексике во Дворце Изящных Искусств выставлялись также иностранные художники: французы, итальянка и великолепный кубинец. 


ВК- Где и какое художественное образование можно получить в Мексике?

НИ- В Мексике есть разветвленная система художественного образования. Оно бывает как платное, так и бесплатное. Во многих государственных университетах, если не во всех, есть художественные факультеты, как правило, с прекрасной материальной базой. Широкой популярностью пользуются художественные школы для пенсионеров. Они есть в каждом районе столицы. Очень востребованы частные уроки.

Практически у каждого художника есть портфолио, где записаны все уроки, мастер-классы, т.е. все контакты с какими-либо профессионалами. Если в списке числятся значимые деятели искусства, художники это особо подчеркивают. Все очень простенько и по-детски, но у них это работает.

Существует государственная поддержка одаренных  детей из глубинки. Я был в такой школе, где детей учат рисованию, изготовлению музыкальных инструментов, например, из панциря броненосца и… кулинарии. Ведь мексиканцы вначале знакомства зададут три вопроса: где ты живешь, какой там климат, и какая там еда. 


 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 В гостях у Адрианы Сикейрос (справа), дочери знаменитого художника. Мехико. 1997

 

ВК- Стоит ли выезжать за границу для получения художественного образования?

НИ- По-моему  мнению, если человек собирается строить свою карьеру за рубежом, необходимо для начала выбрать направление. Если это будет Европа, то надо понимать, что она очень разная. Например, Португалия и Восточная  Германия - два совершенно разных культурных контекста, требующих принципиально разных стратегий. Восточная Германия близка нам своей эмоциональностью и открытостью новому.

Португалия вся почвенная, патриархальная. До сих пор там в каждой области есть свой хлеб, вино. Это все сказывается на восприятии. Для них характерна приверженность традициям. Если показываешь португальцу что-либо непривычное, а для них привычна только эстетика старины, рискуешь быть непонятым. Авангардизм там только еще раскручивается. Что касается художественного образования, с этим большие проблемы. При огромном желании португальцев обучаться изобразительному искусству очевидна нехватка профессиональных кадров. Туда нужно ехать не обучаться, а обучать.

 Лиссабон. На территории центра современного искусства. 2008

 

Если посмотреть на Северную Европу, то у них все по-другому, там  тоже есть живость и эмоции, только это все сдержанно. При этом, есть такой удивительный художник Эдвард Мунк, весь на пределе…

 

ВК- Вам лично что ближе Европа, Америка, Латинская Америка?

Везде есть что-то интересное. Европа мне конечно ближе. Итальянская живопись для нас вообще как родная, мы ее больше знаем и любим, чем сами итальянцы. Также,  мне всегда очень нравились немецкие неоэкспрессионисты своим мощным выплеском творческой воли.

Динамичная живопись вызывает интерес во многих странах – и в Италии, и в Америке. Ее охотно покупают. Но в Италии предпочитают небольшие форматы за очень скромные цены. В Америке масштабы другие.

Я с удовольствием посмотрел сливки латиноамериканской биеннале (проходит в Сан-Паоло), привезенные в Мехико. Экспонировались очень хорошие работы, современные скульптуры, за исключением большого количества видеоинсталляций, которые были сделаны все на один манер.

 

ВК- Как климат и географическое положение влияют на ваш творческий процесс?

НИ.- В марте-апреле 2002 года я путешествовал по Италии. Погодные условия позволили мне целыми днями работать на улице. Например, в Венеции мы были 5 дней, и за это время я сделал около 20-ти этюдов, не считая карандашных набросков. В Италии мне важно было набрать материал.  Кроме этого, я сделал много фотографий, но, сколько ни фотографировал, не смог зацепить нужного состояния. Венеция не яркая, она серебристая, переливается. Это можно передать только средствами живописи.

Натурно я делаю обычные работы, в них никому ничего не доказываю, что, собственно, рекомендовал бы и другим. С натурой надо работать очень деликатно, все равно лучше нее ничего быть не может. Какую бы формулу красоты человечество не открывало, она будет продиктована природой.

 Хочется заметить, что в Италии очень высок авторитет художника. Когда ты работаешь на улицах города, будь то в Ассизи, где много монахов, паломников, или в Венеции и Риети, практически каждый пешеход остановится посмотреть на процесс создания новой картины, а каждый второй просит продать. Там ты чувствуешь себя человеком, и с голоду не умрешь, даже продавая работы за 100 евро. Если работаешь  в России, наоборот, можно в сугроб превратиться, никто не заметит…

 

ВК- Какие тенденции в современном искусстве прослеживаются в отдельных странах?

НИ.- В Португалии тенденция очень странная. Я побывал в ряде городов – Лиссабоне, Амаранте, Гуардо, Визеу и др., познакомился с художниками. Осталось впечатление, что они только начинают работать с цветом, только открывают для себя, например, Шагала, постоянно говорят о его влиянии, хотя во всем мире он давно является краеугольным камнем искусства XX века. Был один художник, который  хорошо работал с деревом, а  работа в металле получалась некачественная. Я ему посоветовал посмотреть Ребекку Хорн. На следующий день, изучив ее сайт, посмотрев работы, он назвал творчество художницы «умопомрачительным», «космическим» по тому, как обработан металл, как сочленены  детали, и какой  при этом создается фантастический образ. У них нет такого, чтобы из угла в угол закрутить какую-нибудь фигуру, преобладает структурное сознание - «камешек к камешку».

 

Амаранте. Незаконченный этюд. 2008

 

В Италии современные художники, как дети беспомощные, за исключением известных в Риме, где есть хорошие, интересные работы. Они какие-то вяленькие все, как будто нигде не учились. На них Шишкин производит огромное впечатление. Иногда по их работам можно сказать только одно - как будто художники  заново пытаются открыть то, что давно известно. Я, конечно, не претендую на полные знания, но дело в том, что я видел это изнутри. К нашему художнику зайди в мастерскую, все равно что-то интересное увидишь, например, как он штришком что-либо ощупывает…Там этого нет, там все очень просто.

 

ВК.- Какая страна, по вашему мнению, диктует современное искусство?

НИ.- Одно время я пытался очень тщательно следить за этим вопросом, и речь идет даже не о диктате, а о мировом процессе. Мне показалось, что самое значимое происходит в Касселе на Documenta, там самое главное, интересное, но как диктат я это не воспринимаю.

Венецианские биеннале нагружают тематикой. Например, не в этой, а в предыдущей биеннале отчетливо прозвучала тема смерти и разрушения, хотя куратором биеннале Робертом Сторром была предложена иная тема – «Думай чувствами, чувствуй умом». Журнал АРТХРОНИКА, посвященный этой выставке, вынес на обложку своего рода резюме: «Смерть искусства в Венеции» и распятую фигуру на самолете – работу Леона Феррари.  В то же время проект Кабакова был посвящен толерантности - корабль с парусами из детских рисунков. Искусство как умирает, так и воскресает, подобно фениксу. Все меняется – то, что сейчас кажется умершим, впоследствии может оказаться одной из вершин.

 

ВК- А как вы относитесь к Московским биеналле?

НИ.- К ним я отношусь с критикой и предубеждением, как и к любым другим тусовкам отечественного мэйнстрима – одни и те же имена в любых контекстах. Впечатление, что существует некое закрытое сообщество, в которое чужие не допускаются. Однако, эти выставки дают прекрасную возможность, не выезжая из страны,  посмотреть, что делают зарубежные коллеги.

 

Вид города Гуарда. Х., м., 60х80. 2008

 

ВК- Что ближе  вам - финансово независимый или голодный художник?

Вопрос хороший, но ответить непросто... Одно время, в начале 90-х, я очень боялся стать фабрикой, делая одно и тоже. У меня было много контактов и предложений, например, один итальянец предложил каждую мою графическую работу формата А-4 делить на 10-12 штук по сюжету, по пластике и т.д. Перенасыщенность моих работ идеями, видимо, была связана с тем, что у нас в то время был очень сложный политический период. Я не политик и не люблю политику, но художник не может существовать вне социума. Вокруг происходило столько разнообразных явлений и процессов, и все это единовременно. Такого больше в истории не будет. Это как раз совпало со временем моего самоопределения в творчестве.

Финансово независимый художник, пожалуй, мне ближе. Работа в интерьерах, где я, конечно, не могу не зависеть от вкусов заказчика, позволяет быть свободным в станковой живописи. Здесь я никогда не делал то, что покупают, а всегда стремился к тому, чтобы покупали то, что  я делаю.

Вообще я отношу себя к традиционалистам по материалу и к сторонникам поиска смысла. Решая пластические и живописные задачи, например, в серии натюрмортов с бутылками, я постепенно вышел на социальное смысловое поле. Работа «Меж двух квадратов» - и об искусстве, и о зрителе.

Делая выводы по теме беседы, могу сказать, по-своему опыту, что, несомненно, социум оказывает большое влияние на художника. К сожалению, вкусы большей части нашего общества таковы, что многие современные художники могут реализовать себя только за рубежом.

 

ВК- Спасибо, Иван Васильевич, за интересную беседу!

 

анкета


 

Иван Васильевич Несветайло

1959  Родился в Белгородской области
1975-1979  Учится в Орловском художественном училище на отделении дизайна
1984-1990  Учится в Художественно-промышленной академии им. В. Мухиной на факультете монументально-декоративной  живописи
1997  Путешествие в Мексику. Участвует в выставке «Русская акварель» в Национальном музее акварели г. Мехико. Персональные выставки в трех частных галереях.
1998  Участвует в выставке трех художников, посвященной Мексике, в Доме скульптора в Москве

1999  Участвует в выставке московских и петербургских художников в Центре мезоамериканских исследований в Государственном гуманитарном университете в Москве.
2002  Участие в совместной выставке русских и итальянских художников, посвященной танцу в г. Риети, Италия. Путешествие по Италии (Рим, Венеция, Риети, Перуджа, Ассизи). Работа над созданием серии работ по Венеции.
2008  Персональная выставка в Португалии, участие в выставке монументального искусства в СПбГХПА им. Штиглица.

 

 


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

 

Статистика

Пользователи : 10979
Статьи : 130
Ссылки : 3
Просмотры материалов : 3480574

Сейчас на сайте

Сейчас 711 гостей и 1 пользователь онлайн
  • Verusdeparis