Анатомический театр представляет. Часть 2

Автор: Ефим Репин 14.03.2010 18:43
Анатомия
PDFПечатьE-mail

Leçon d'anatomie du docteur Tulp

 

Университеты анатомии

Падуя (Италия)

В 1222 г. в Падуе был основан Университет, второй в Италии, в который приезжали преподаватели и студенты со всей Европы, разделённые на «нации» (землячества) по месту происхождения. Здесь преподавали Помпонацци, Везалий, Галилей и другие. И Данте, и Петрарка останавливались в Падуе. Образовалась первая медицинская школа (Падуанская школа) и был построен (в 1490 г.) первый в Европе анатомический театр. Медицинский факультет стал самой знаменитой медицинской школой Европы, там были уже известны «Анатомические установления» Гюнтера и «Парафразы» Рази. Первый в мире ботанический сад был заложен в Падуе в 1545 году.На момент открытия Университет Падуи имел один факультет – юридический. Позже, под влиянием поэта Петрарки был открыт актерский факультет. В 1493 году все школы в Падуе объединяются под единым управлением.

 

В восточном крыле университета находится зал медицинского факультета, где сохранился средневековый потолок первого этажа, а также фрески работы Акилле Фуни. Маленькая дверь в зале, над которой помещен герб известного патолога Hieronymus Fabricius ab Acquapendente, ведет в анатомический театр, который был построен самим ученым в 1594 году и использовался по прямому назначению до 1872 года. Этот уникальный театр имеет деревянную структуру конусообразной эллиптической формы в шесть рядов, предназначенных для зрителей. Рядом с театром находится зал инженерного факультета, который раньше служил в качестве кабинета для подготовки к вскрытию тел для анатомических лекций.

 

 

Анатомические исследования процветали благодаря Фабрицию д' Аквапенденте (Hieronymus Fabricius ab Acquapendente, 1537-1619), который занимал вначале кафедру хирургии, а затем кафедры анатомии и эмбриологии. Фабриций был учеником и последователем Габриеля Фаллопия (Gabriele Fallopio, 1523-1562). Самое значительное его сочинение, О венозных клапанах (De venarum ostiolis, 1603) с рисунками этих клапанов. Но Фабриций демонстрировал студентам эти клапаны еще в 1578 г.

 

Среди множества залов и аудиторий университета особый интерес вызывает так называемая аудитория Сорок, известная так за 40 картин с изображением лучших иностранных студентов, которые учились в университете. Также интерес вызывает деревянная кафедра, за которой в свое время читал лекции Галилео Галилей. В 19 веке аудитория была реставрирована архитектором Джио Понти, а потолок расписан фресками “Знание и Дисциплина” художника Джулио Карлини.

 

Это были амфитеатры, позволяющие зрителям наблюдать за происходящим у анатомического стола со всех сторон. Вплоть до конца XVIII века господствующей была модель круглой формы, напоминающая Колизей.

 

Это театр вмещал в себя от 200 до 300 зрителей, которые размещались на своих местах в соответствие со своим статусом и значимостью в городской жизни. В нем было шесть галерей круглой формы, которые возвышались над центральным столом, у которого трудился прозектор. Первый ряд обычно предназначался для профессоров анатомии, ректора университета, преподавателей медицинского факультета и представителей городских властей. Второй и третий ряды занимали студенты-медики, а все остальные — городская публика. Зрители платили за вход, и к их услугам были прохладительные напитки и музыка/

 

 

Болонья (Италия) 

В Болонье, как и в других крупных центрах Италии, издревле изучали римское право и проводили его в жизнь. Точная дата основания университета неизвестна, но несомненно, что в Болонье существовала школа «свободных искусств», пользовавшаяся особенной известностью в X и XI веках, где ученики в виде дополнительных занятий к курсу риторики изучали римское право.

Anathomical theatre in the Archiginnasio University of Bologna

Droguier de pharmacie

Photo de la Salle du conseil de Médecine

Musée d'anatomie

 

Монпелье́ (Франция. Montpellier).

Это город трех университетов, где каждый четвертый житель студент. Здесь же расположена старейшая в Западной Европе медицинская школа. Первое упоминание о Монпе­лье относится к 985 г. В 1349 г. го­род купил французский король Филипп VI. Многие извест­ные люди окончили этот универ­ситет. В одно и то же время учились Фран­суа Рабле и Мишель Нострадамус.

  • В университете Монпелье, где анатомия являлась профилирующим предметом, врачи в 1376 году получили разрешение от правителя Лангедокского Людовика Анжуйского, брата французского короля Карла V, ежегодно анатомировать один труп казненного преступника.

Для развития анатомии и медицины в целом это разрешение было крайне важным актом. Впоследствии оно подтверждалось Карлом Худым, королем Наваррским, Карлом VI, королем Французским и, наконец, Карлом VIII. Последний подтвердил в 1496 году это разрешение грамотой, в которой сказано, что доктора университете Монпелье имеют право «брать ежегодно один труп из тех, которые будут казнены». Наверное не случайно в Монпелье находится самый старый в Европе, заложенный в 1593 году по желанию Генриха IY, Ботанический сад, который традиционно патронируется студентами с факультета медицины, изучающих здесь жизнь лекарственных растений.

 

 

Лейден (Нидерланды Leiden)

Город в нидерландской провинции Южная Голландия, расположенный на реке Старый Рейн южнее Гааги. В знак благодарности за сопротивление, оказанное неприятелю, жителям было предоставлено право выбора между освобождением от налогов и строительством университета. Город выбрал знания, и в 1575 году в Лейдене был основан университет.

Наиболее удачно были организованы голландские анатомические театры, которые действовали круглый год. Когда в них не было вскрытий, ученые проводили здесь свои собрания, обсуждали новые открытия и эксперименты. В них имелась научная библиотека, был открыт кабинет естественной истории. Нередко там же демонстрировались художественные коллекции.


Вскрытия тел проходили в зимнее время года и растягивались на несколько дней. С учетом того, что рассечения человеческих тел сопровождались еще и экспериментами с животными, счет времени представления мог идти уже на недели. Анатомирование было изощренной церемонией, в которую были вовлечены сотни людей.

Действо предварялось процессией медицинского факультета, которую продолжало шествие отцов города, светских и церковных властей. В старом лондонском театре представление заканчивалось общим пиром. Нередко богатые и знатные европейцы, совершавшие путешествие по городам Нидерландов и Италии, всем прочим достопримечательностям предпочитали анатомические театры.

 

Анатомический театр в Лейдене вызывал у посетителей мысли о бренности земного бытия и даже в период, когда рассечения не производились, был для них оригинальным уроком человеческой конечности. В переходах между галереями в нем были выставлены скелеты людей и животных, тут же красовались полотна художников на анатомические темы, сопровождаемые нравоучительными надписями типа «Nascentes Morimur» («Мы рождены, чтобы умереть»), «Pulris et sumbra sumus» («Мы — пыль и тени»). Видимо, наибольшим напоминанием о смерти служила композиция, изображающая Адама и Еву, которым змей-искуситель предлагает яблоко. Представленные в виде скелетов прародители человечества призваны были внушить приходящим понимание того, что Смерть явилась в мир в момент грехопадения.

 

 

В Испании церковь была всемогуща. Прикосновение ножа к трупу человека считалось осквернением умершего и было совершенно невозможно.

 

Анатомы

Эра публичных анатомических театров была достаточно долгой. В Италии и Нидерландах она охватила около четырех столетий – с XIV по XVIII. Но пик их популярности приходится на XVII век. Именно в это время они расширяются в архитектурном плане, их посещает широкая общественность, светские власти проявляют заботу об их содержании. Анатомические театры дают представления, смысл которых не всегда однозначен. Проводимые в них уроки почти не отвечают исследовательским целям науки, но внушают мысль о бренности индивидуальной жизни и о всемогуществе власти над смертью ее врагов.
Образы смерти неизменно присутствовали в сознании самых различных групп общества. С XV века художников постоянно приглашали на анатомические занятия. Это имело чисто практический смысл: новые учебники по анатомии требовали хороших иллюстраций, и их качество непрерывно возрастало. Поэтому уже в XVI веке «анатомическая» живопись и графика могли бы вполне считаться самостоятельным жанром в изобразительном искусстве. Некоторые художники сами проводили вскрытия: таков опыт Леонардо да Винчи.


 

Леонардо да Винчи (1452-1519), заинтересовавшись анатомией как художник, в дальнейшем увлекся ею как наукой. Он одним из первых стал вскрывать трупы людей для исследования строения человеческого тела. Леонардо впервые правильно изобразил различные органы человеческого тела  и животных,  став основоположником пластической анатомии.   По точным и наглядным рисункам сердца и сосудов, оставленных Леонардо, и по приложенным заметкам видно, что, для своего времени, у него было исключительно точное представление об анатомии сердца и о кровообращении.


 

Андреас Везалий (Vesalius), отец научной анатомии. В Бельгии и во Франции вскрытие трупов было затруднительным. В «Послании о китайском корне» Везалий пишет о том, что раздобытые трупы казненных или выкопанных из могил он неделями хранил в своей комнате, чтобы иметь возможность их анатомировать и изучать органы, которых всегда не хватало, чтобы внести ясное впечатление о их норме и патологии.

Увлеченный страстью научного исследования, Везалий отправлялся ночью один на Кладбище невинных, на место казни аббата Вильяра де Монфокона, и там отбирал у бездомных собак их полусгнившую добычу. Надо представить себе, что хранить трупы в те времена было весьма сложно и разложение в жарком климате Италии наступало очень быстро.

Свой первый связанный скелет Везалий сделал с большими трудностями. Вдвоем с Фризием они похищали трупы казненных, иногда извлекая их по частям, взбираясь с опасностью для жизни на виселицы. Ночью они прятали части тела в придорожных кустах, а затем, пользуясь различными оказиями, доставляли домой, где обрезали мягкие ткани и вываривали кости. Все это надо было делать в глубочайшей тайне.

 

 

Бургомистр Лувена Адриан оф Блеген не препятствовал производству официальных вскрытий. Наоборот, он покровительствовал студентам-медикам и иногда сам присутствовал на вскрытиях. Герофил, наверное, который, вскрывая трупы в Мусейоне (Франция), не подвергался за это преследованиям.

 

 

Жака Дюбуа (Dubois, 1478-1555) (лат. Сильвиус, Якобус). Сильвий  первым начал анатомические исследования строения полых вен, брюшины и т.д. на человеческих трупах; изобрел инъекции кровеносных сосудов красящими веществами; описал аппендикс, строение печени, положение полой вены, открыл венные клапаны и т.д.

 

 

Уильям Гарвей (ученик Габриеля Фаллопия) задумался над ролью открытых учителем клапанов. Но одних размышлений для ученого недостаточно. Нужен опыт, эксперимент. И Гарвей начал с опыта над самим собой. Туго перевязав свою руку, он увидел, как рука ниже перевязки вскоре затекла, вены набухли, а кожа потемнела. Потом Гарвей произвел опыт над собакой. Он перевязал ей шнурком обе лапы. И снова ниже перевязок лапы начали отекать, а вены набухать. Когда набухшая вена на одной лапе была надрезана, из пореза закапала густая темная кровь. Затем вена была надрезана на другой лапе, но выше перевязки. Из пореза не вытекло ни одной капли крови. Ясно, что ниже перевязки вена переполнена кровью, а над перевязкой крови в ней нет. Что могло это означать?


Thomas Eakins The Agnew Clinic 1889 г.

 

 

В Италии и Нидерландах с их городскими республиками власти направляли в анатомические театры трупы тех, кто не являлся гражданами городов. Труп непременно должен был обладать приятными эстетическими чертами и не быть знатного происхождения. Предоставляя анатомам трупы преступников и умерших бродяг, светские власти проводили свою карательную политику: «Ремесло анатома здесь соединялось с искусством палача, стоящего на защите правительственных интересов».

В народном сознании идея единства жизни и смерти была определяющей. «Переживая те же чувства, что и от зрелища публичных казней, зрелища повешенных преступников и бродяг, публика питала в себе внутреннюю веру в бессилие смерти над жизнью. Ежегодная круговерть карнавала поддерживала эту уверенность в круговороте, совершаемом самим мирозданием. Нескромный смех ряженых в анатомическом театре, видимо, был подтверждением этой народной уверенности».

 

Урок анатомии доктора Тюльпа. Рембрандт Харменс Ван Рейн, 1632

В центре лежит мертвое тело, лицо которого скрыто в тени. Вокруг него расположились семь хирургов, включая самого Николаса Тюльпа. Один из слушающих держит в руках книгу. Мертвое тело ничего не говорит собравшимся медикам, во всяком случае, они не читают его.

Почти все критики сходятся в том, что труп вздут, плохо построен и недостаточно проработан. Во-первых, кроме дряблости и мертвенной белизны тканей, в этом теле нет ничего от мертвеца, ни красоты, ни безобразия, никаких характерных или вызывающих ужас черт; художник смотрел на него равнодушным, рассеянным взглядом. Труп – это попросту эффект мертвенно-бледного света в чёрной комнате. Лица всех присутствующих освещены и обращены взглядами прочь от мертвого тела.

Тюльп произносит свою лекцию не с кафедры, как это было принято в анатомических театрах, а расположившись непосредственно у мертвого тела. Он разрезает не брюшную полость, а руку. «Рука воспринималась в качестве символа божьей мудрости, потому как знать руку – значит знать Бога». Доктор Тюльп, подобно многим своим современникам из числа анатомов, находился под влиянием Андрея Лаурентиса (1558 –1609), для которого всякий урок анатомии имел прежде всего моральную цель, а именно – инструкцию о том, как лучше всего познать мудрое в самом себе. Для Рембрандта, как и для многих его современников из XVII века урок анатомии – это урок благочестия. Поэтому анатомический театр выступает здесь орудием воспитания, внушения идеи о бренности всего земного. «Мы рождены, чтобы умереть», «Мы – пыль и тени» - такие нравоучительные надписи украшали полотна художников, выставленные в переходах между галереями в театре.

 


 

 

 

 

продолжение следует



Часть 3



Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

 

Образцы

Образование - История Академии
Академия Жюлиана - авангард академизма
Ефим Репин - 25.10.2010

Центром художественного образования конца XIX - начала XX века стали частные школы, которые расположились в Мюнхене и Париже. Две частные школы при академиях, ставшие впоследствии куда более знаменитыми, чем их высшие прародители определяли лицо искусства того периода. Как правило, продолжить образование ...

Статистика

Пользователи : 11680
Статьи : 130
Ссылки : 3
Просмотры материалов : 3585205

Сейчас на сайте

Сейчас 758 гостей и 1 пользователь онлайн
  • FedorovFam