Особенности происхождения русского стиля

Автор: Ефим Репин 14.03.2011 12:36
ПечатьE-mail

Совсем недавно появилась возможность обраться к первоисточнику. Лицевой летописный свод, памятник отечественной культуры, как необитаемый лес, вдруг, стал доступен широкой общественности. Откровением стало исследование человека, не имеющего отношения к исторической науке. Увидеть стилистическое сходство, рассмотреть в деталях и расшифровать манеры - мог только художник. Автор исследования, наш коллега, Игорь Вишня опубликовал основные выводы по ряду особенностей Лицевого свода и наглядно их проиллюстрировал, проводя неожиданные параллели с современным искусством.

 
_
Почему, исходя из чего можно говорить о данном памятнике 16-го века, как о неком образце русского искусства?
ЛЛС можно назвать самым крупным памятником русской культуры, самым русским по духу и содержанию. Удивительным образом стилистика Свода уже не напоминает Византию, но еще не заражена западноевропейским ренессансом. Можно назвать Свод своим русским Ренессансом, который к сожалению не был продолжен, он остался неким посланием нам. Вот уже 400 лет русский стиль существует на страницах Свода, и наша задача только это понять и развить в современных формах искусства. Признаки, по которым я выделяю Свод как образец русского искусства таковы: 
- особое целомудренное изображение образов, скромность в изображении
- вторичность техники по отношению к содержанию, художник не любуется своей техникой, она не самоценность, как часто бывает у западноевропейского мастера, отсутствие гордыни
- яркая эмоциональность образов, выраженная через тонкое понимание и чувство цвета, живописность образов, сердце и чувство важнее разума
- светоносность образов, свет важнее тьмы, внутренняя чистота и глубина образов важнее поверхностной красоты, как у древних греков и художников Ренессанса
Всё это, объединенное сакральным стилем, который мы переняли у великой Византии, дает неповторимый, ни с чем не сравнимый стиль, который сразу узнается в любой книге. Наши предки оставили нам в XVI веке великое послание – 17 тысяч картин. Если мы это осознаем, то, может быть, спасем русскую цивилизацию сегодня.
_
Как и когда произошло «открытие» ЛЛС в наше время?
Еще в начале XXI века Свод был недоступен широкому кругу людей. Только очень узкий круг специалистов мог изучать Свод в книгохранилищах Москвы и Петербурга – десять томов Свода представлены в трех библиотеках. Специалисты только мечтали об электронной версии Свода, но в 2006 году издательство Актеон во главе с Харисом и Лейлой Мустафиными совершили настоящий подвиг – факсимильное издание ЛЛС. Сегодня мы имеем уникальную возможность увидеть свод во всей своей полноте. Еще недавно мы видели разрозненные картинки Свода в различных изданиях – все вместе это составляло не более 5% от объема памятника.
_
_
Кто в прошлом являлся инициатором изготовления «свода»?
Точного документального подтверждения того, кто и когда осуществил подготовку ЛЛС, у нас нет. Но можно по косвенным признакам догадаться об этом. Мое глубокое убеждение, что вдохновителем был митрополит Макарий, который непосредственно участвовал в воспитании Ивана IV. Главное лицо, конечно – сам Иван Грозный. Кстати, есть косвенные данные, что приписки на полях Царственной книги, где комментируются и уточняются содержание миниатюр, принадлежит самому царю.
_
Кто являлся непосредственным автором «свода»? В течение какого времени изготавливался «свод», какова была дальнейшая судьба его списков?
Я думаю, что у ЛЛС нет единого автора. Его делали под непосредственным контролем царя и был его личной инициативой. Но кто и как подбирал тексты, сколько было писцов и художников, кто и как редактировал Свод – неизвестно. Можно сказать, что только по количеству художественных манер, в изготовлении миниатюр участвовало до сотни мастеров. По-настоящему, история Свода только начинает изучаться. Впереди масса удивительных открытий. Делали Свод в 60-80-е годы XVI столетия. Со смертью Грозного работа над Сводом практически прекратилась. Последний год, отраженный в Своде – 1567. Около тысячи миниатюр остались нераскрашенными, несколько листов – только с текстом, без миниатюр. Во время Смуты листы Свода оставались даже непереплетенными. Их переплетали в XVII, XVIII и даже в XIX в. Тома Свода «разбрелись» по России – например, один том оказался даже в Томске. Долгое время каждый том как независимый памятник, и только в XIX в. их осознали как единое произведение. В ХХ в. уже появился термин – Лицевой летописный свод, и началось его научное изучение. При этом работу вели историки и литературоведы, поэтому Свод воспринимался достаточно однобоко. Художественные особенности миниатюр ЛЛС, их специфике и месте в истории искусств только сегодня становятся предметом изучения.
_
_
Каким образом лично Вы открыли для себя «свод»?
Несколько лет назад я случайно увидел в букинистическом магазине собрание миниатюр, посвященных Куликовской битве, выпущенное издательством «Аврора» в 1980 году. Я прекрасно помню этот солнечный летний день. Увидев впервые миниатюры Свода, я как будто прикоснулся к чуду. Меня просто распирало от счастья, страницы Свода словно сочились благодатью, которая передавалась мне. Я многого тогда еще не знал и не понимал, но с того дня Свод стал главной темой моих интересов. Я начал собирать книги, имевшие отношение к Своду, научные труды и т.д. Постепенно образовалась моя личная библиотека о Своде. И я почти сразу увидел связь художественной манеры Свода с современностью. Элементы эстетики Свода можно увидеть у очень многих русских художников.
_
Кто ныне является его издателем и распространителем? Где  и на каких условиях можно приобрести те или иные тома современного издания? Где, по каким адресам в интернете можно прочитать о ЛЛС?
Полное издание Свода осуществляет московское издательство Актеон. При этом существует несколько вариантов: и полное факсимиле Свода, очень дорогое издание, - и гораздо более демократичное 40-томное издание с переводом со старославянского на русский язык.
_
_
Что именно для себя может почерпнуть в обращении к ЛЛС современный человек? Что этот «памятник» в том числе даёт человеку верующему?
В первую очередь, ЛЛС невероятно расширяет наше представление о православном искусстве. Наряду с библейскими сюжетами (а ЛЛС является первой русской Библией, отрисованной в миниатюрах в таком объеме), мы можем увидеть тысячи вполне светских сюжетов. На страницах Свода в древнерусском стиле отрисованы Троянская война, история Александра Македонского и Древнего Рима, Византии и т.д. Представлена и русская история, начиная с эпохи Владимира Мономаха и заканчивая временами Ивана IV. Создатели Свода были глубоко верующими, православными. Поэтому для современного верующего человека Свод – один из источник знаний о сакральном стиле, о православной точке зрения на  мир и Бога. Я вижу в Своде чистоту православного стиля, а значит – и чистоту веры.
_
Каждое время, эпоха характеризуется своими неповторимыми особенностями жанров и стилей в искусстве. Каковы особенности стиля ЛЛС, связанные именно с эпохой 16-го века?
Вопрос настолько сложен, что в формате радиопередачи ответить на него невозможно, здесь требуется подробный специальный анализ искусства XVI века. От себя могу сказать, что основные характеристики искусства той эпохи – присущие в том числе и ЛЛС: грандиозность размаха, масштабность замысла, претензия на общенациональную идею. В чем-то это напоминает советское искусство, также пытавшееся создать общеуниверсальный стиль «социалистический реализм», который, кстати, во многом схож с сакральным стилем. Мастера ЛЛС действительно создали общенациональный стиль, поэтому я называю ЛЛС основой русского искусства.
_
_
Вы утверждаете, что данный стиль ЛЛС не остался только в далёком прошлом, но может быть воспринят современным человеком, творцом, современным искусством. Из чего Вы исходите, говоря об этом?
Художественный язык ЛЛС действительно очень современен. Надо сказать, что долгое время, особенно в эпоху расцвета академической живописи, язык древнерусского искусства воспринимался чисто в историческом плане. В лучшем случае, это был учебник по истории в картинках для царских детей. Сейчас, когда публика уже понимает язык иконописи, фресок, настала пора для понимания и условной, очень выразительной манеры древнерусской иконописи Свода. Многие миниатюры – настоящие шедевры мировой графики. Миниатюристы работали в разных художественных манерах, и уже один этот факт свидетельствует, что даже в рамках канона каждый может выразить свое Я, привнести свое понимание в этот стиль. Язык свода – вневременной, условный, он не привязан жестко даже к времени своего создания. Например, костюмы персонажей очень символичны, а не историчны. Мы видим общий тип царя, князя, воина, иноверца, женщины, а не конкретных представителей времени и места. Воин и женщина библейских времен в миниатюрах фактически неотличимы от времен Грозного. Разница зависит только от художественной манеры. Даже самый беглый просмотр миниатюр свода дает современному художнику информацию о множестве художественных приемов, фактически забытых сегодня. Удивительно, но представление художников ЛЛС о времени и пространстве созвучно современным представления квантовой физики и теории относительности.
_
_
Охарактеризуйте, пожалуйста, по возможности кратко, особенности стиля ЛЛС.
Я обнаружил как минимум девять составляющих сакрального стиля: повествовательность, многовременность, многопространственность, архетипичность, соборность, благодатность, соразмерность, «невесомость», единство природы и человека. Все они работают на образ – единый, нерасчлененный, радостный по своей природе, символизирующий жизнь. В отличие от стиля Арт-объекта, навязываемого нам Западом, разрушающего образ и символизирующего смерть и небытие.
_
Что именно, исходя из этих стилевых особенностей, может быть применимо в современной живописи?
Всё может быть применимо. Я восхищаюсь огромными возможностями стиля. Возьмем хотя бы многовремённость, где персонаж существует одновременно в разных точках произведения, что даёт возможность глубоко раскрыть тему времени и отношение персонажа к различным своим состояниям. Представьте себе, например, портрет – но вместо одного лица написано несколько лиц, каждое из них отражает состояние одного человека в различные временные отрезки (детство, зрелость, старость). Мало того, эти «лица» одного и того же человека вступают между собой во взаимодействие. Сакральный язык показывает воочию связь времен, ответственность прошлого перед будущим.
_
_
Если посмотреть шире: возможно ли применение стилевых особенностей ЛЛС в таких современных видах культуры, как кино, театр, телевидение? Ведь именно эти жанры ныне претендуют на всеобщность и вне их вряд ли в наши дни можно достичь некой универсальности, как тут быть?
Телевидение, кино, театр и вообще медиапространство во многом пользуется приемами и средствами сакрального стиля. В сущности, это всё «звучащие картинки». Я неоднократно видел фильмы, где повторяются свойственные сакральному стилю приёмы многопространственности (переплетаются разные пространства) и многовременности (переплетаются времена). Вопрос в другом – к чему стремится это медиапространство? На мой взгляд, современные СМИ, кино, театр пропагандируют культ смерти, разрушения (фильмы ужасов). А это полностью противоположно главной установке сакрального стиля ЛЛС – установке на благодатность.
Мы можем сейчас как угодно относится к советскому прошлому, но  тогда было снято множество удивительно позитивных фильмов. Их главная тема – душа, а не ее разрушение, как это можно видеть и в современном российском кино, и в Голливуде, который будто бы задался целью истребить даже саму мысль, что у человека есть душа и совесть. Например, посмотрите на эту бесконечную вампириаду, снятую якобы со стёбом и шуткой.
_
_
Как известно, само понятие культура происходит от слова «культ». ЛЛС, безусловно, несет в себе и определенный вероучительный «заряд», он, как Вы говорите, имеет сакральный характер. Как в этой связи современная церковная культура может быть соотнесена с сакральностью и вообще культурными особенностями ЛЛС?
Несомненно, что вероучительный заряд ЛЛС кроется в его эстетике, которая имеет православные корни. Сакральный целостный характер можно соотнести с православными ценностями. Сколько раз смотришь миниатюры Свода, даже не вдаваясь в содержание, постоянно ощущая позитивный заряд, сравнимый с облегчением души. Можно сказать, что Свод – это особенный вид иконы, что-то молитвенное возникает в душе, когда перебираешь глазами эти изображения. Чувство сильное и не передаваемое словами. Исцеление происходит постоянно, когда соприкасаешься с ЛЛС, поэтому я всем советую иметь хотя бы часть свода у себя дома наравне с домашним иконостасом. Это главная русская книга.
Еще надо не забывать, что на страницах свода так подробно и красочно впервые отрисована вся Библия. Хочу заметить, что не только слово, но и изображение может быть как жизнетворно, так и губительно. Недаром все вспоминают «Троицу» Рублёва, хотя Троиц – тысячи. Важно, как нарисовано, а не только что. Меня часто удивляют изображения Тайной вечери Леонардо в православных храмах. Можно сказать, сколько угодно и заслуженно восхищаться этой картиной, но нельзя не видеть в ней другой дух, другое миропонимание. За прошедшие века нас, русских, настолько оторвали от своих корней с помощью Ренессанса, барокко, классицизма, что попытки построить что-то в неорусском или неовизантийском стиле на рубеже XIX-ХХ вв. провалились. Яркий пример – петербургский храм Спаса-на-Крови на канале Грибоедова, который можно назвать карикатурой на храм Василия Блаженного в Москве. Современные храмы часто имеют вполне приличное убранство, что говорит о хорошем уровне современных иконописцев, опирающихся на традиции Древней Руси и Византии. Но вот главный храм Христа-Спасителя украшен по стилю как латинский храм, что не производит никакого впечатления, даже не запоминается, хотя уровень росписей высокотехничен. Было бы гораздо органичнее, если бы он был расписан в стиле ЛЛС – он мог бы сразу стать национальной святыней. Мне думается, лучше придерживаться своих традиций и развивать их, а не пытаться подражать Западу. Мы только выиграем от этого. Стиль и мотивы ЛЛС во многом схожи с лучшими образцами храмов московского Кремля, поэтому безусловно можно брать стиль Свода как некий образец и источник для вдохновенияю.
_
_
Ранее мы говорили, что за особенностями, в том числе и – сакральными, стиля ЛЛС, скрывается определенный синтез, можно сказать – универсализм. Как правило, в хорошем смысле универсальные стили в искусстве имеют в себе основанием определенную идейную основу. Что Вы можете сказать о тех идейных основах, которые в эпоху 17-го века привели к созданию ЛЛС?
Первое, что хотелось сказать, что принципиально проблемы и вопросы, стоявшие перед людьми и государством в 16 веке, и сегодня не особенно изменились. Поиск национальной идеи и в то время был так же важен, как сегодня. Главной причиной создания Свода послужило то, что было необходимо собрать в некую общую систему всё накопленное на Руси за века. Свод рисовался мастерами из разных областей огромной страны, они привнесли свои подходы, манеру, понимание. Главная идея – конечно, монархическая: идея Москвы как духовного и политического центра мира, Третий Рим. Недаром свод охватывает всю историю человечества, известную в те времена. Начиная с Эдемского сада, мы путешествуем по Вавилону и Древней Греции, Риму и Византии, странам Европы и Балкан, переходим в Древнюю Русь, начиная с истории Владимира Мономаха (5 томов) и заканчивая правлением Ивана Грозного (2 тома). Где предполагалось, что целью и содержанием всей истории человечества будет именно Московия как Третий Рим. ЛЛС – сакральная книга Московии.
_
Однако очевидно, что идея «Третьего Рима», как бы хороша она не была для своего времени, вряд ли вполне применима в 21-м веке. После крушения монархии ещё в начале 20-го века, революций, войн, потрясений и перестроек, мы живём в мире, где идейные основы, можно сказать, фрагментированы, перемешаны, мозаичны. Вы говорите, что стиль ЛЛС необходимо осознать и освоить и в наши дни, но на какой же идейной основе?
Конечно, сегодня идея Третьего Рима в том, как она понималась в XVI в., уже не выполнима. Что-то из отголосков этой идеи можно увидеть в Октябрьской революции и попытке построить коммунизм, в идее советского человека как человека будущего. Это мессианство без Бога. Всё это потерпело крах. Крайне трудно говорить о национальной идее. Возможно, идеальный вариант – когда таких идей несколько и они между собой конкурируют. Архаичность эстетики Свода может также отпугивать, быть непонятой большинством народа, за исключением горстки отчаянных эстетов. Проблема в том, что древнерусское искусство преподносится и познается как нечто скучное, вялое, слаборазвитое. Когда мою работу прочитала знакомый профессор, специалист по древнерусскому искусству, она была очень удивлена, что на эту тему, оказывается, можно писать интересно. Я не предлагаю сегодня ходить в древнерусской одежде и .д. Гораздо интереснее вывести эстетику Свода на современные рельсы, не извращая и не упрощая ее. Главное в Своде – его жизнеутверждающее начало, которое связано к глубоко национальным ощущением мира. В этом я убедился и убеждаюсь, когда общаюсь с разными людьми. Коллективное подсознательное, заложенное в Своде, думаю, не изменилось, просто оно глубоко в нас зарыто, под разными наслоениями мульти-культуры. Но в конце концов именно это, «глубина души», делает нас русскими.
_
_
То есть, Вы хотите сказать, что подлинная национальная идея может быть сформулировано не в последнюю очередь и благодаря ЛЛС?
Именно благодаря ЛЛС и может быть сформулирована эта национальная идея. Я за экологию духа, но людей надо зажигать, заинтересовывать, а не подавлять, какой бы хорошей эта идея не казалась. Это должно быть живое явление, а то всё выродится в псевдонародные эстрадные концерты и «Палех». Чудо заключается в том, что русский стиль 400 лет назад бы открыт и сформулирован на уровне искусства – эстетики. Надо только понять и осознать это. Конечно, ЛЛС в целом не решит всех задач. Православная церковь в целом также несет на себя то бремя, и светские организации тоже, художественные институты и культура в целом.
_
В предыдущей беседе мы говорили, что то мировоззрение, то видение окружающего мира и человека, которое скрывает в себе ЛЛС, может быть распространено и на такие современные жанры, как театр, кино, телевидение. Однако современное телевидение, скорее, стремится воспитать в зрителе клиповое, профанное сознание, фактически, формирует безвкусицу, а то и полно отсутствие вкуса. Каким же образом эти тенденции могут преодолены? Разве в таком контексте возможно восприятие стиля ЛЛС и того мировоззрения, который он в себе скрывает?
Да, Вы правы. Современному человеку, воспитанному массовой культурой, действительно приходится делать трудную духовную работу, просто рассматривая ЛЛС. Язык древнерусской миниатюры вообще очень сложен, даже для специалистов – что уж говорить о простых людях современности. Именно поэтому я и написал свою работу, пытаясь объяснить всем желающим, что же скрывается за этими непонятными картинками. Я убеждён в абсолютной необходимости такого духовного труда, именно он и делает нас людьми. Преодоление таких препятствий – очень полезно и благотворно, без этого невозможен внутренний рост человека. А ЛЛС – это отличный способ воспитания хорошего вкуса.
_
_
Очевидно, что ЛЛС мог бы послужить делу образования и воспитания. Сейчас много говорится о катастрофической ситуации в современной школе. Как Вы считаете, в современных образовательных стандартах нашлось бы место для темы ЛЛС, ведь этот стиль, фактически, опрокидывает многие сложившиеся стереотипы о том, что и как должно быть в искусстве?
Я бы ратовал за отдельный предмет в школе под названием «ЛЛС». На примере Свода можно говорить обо всём: и о православной культуре, и об истории Отечества, о философии, о жизни. Была бы моя воля – я бы продал оба «Черных квадрата» Малевича из наших музеев, и приобрёл бы ЛЛС для всех школ, вузов и библиотек страны. То что опрокидываются стереотипы – это правда. Искусство вообще очень похоже на птицу феникс, которая вечно сгорает и возникает вновь. 
_
А своих детей Вы знакомите с ЛЛС? И вообще, способно ли такого рода ознакомление детей с ЛЛС научить их не просто чисто эстетическим вещам, но и, скажем, этике? То есть, поможет ли ЛЛС нам не только созерцать приятные глазу и эстетическому чувству предметы, но и способен ли этот стиль чему-то научить в практической жизни?
Конечно, своих детей надо обязательно знакомить с ЛЛС – старшему это действительно интересны, а младшие еще совсем маленькие. Но сложность в том, что с ним не знакомы  взрослые. Даже я не могу сказать о себе, что хорошо знаю ЛЛС. В эстетике ЛЛС заложены фундаментальные основы этики, художественный язык Свода – это целая система отношений человека к миру, к обществу, к себе самому, к Богу. Если пропустить этот язык через себя, несомненно, поведение наше изменится. Сакральный язык не просто учит любоваться чем-то – это скорее западная манера, чуждая православию. Сакральный язык – это способ размышлять глазами, молиться, медитировать. Причем всегда, разглядывая миниатюры Свода, я получаю сильнейший позитивный заряд, это своего рода духовное лекарство.

вопросы задавал Андрей Спиридонов

 


 

Статистика

Пользователи : 10977
Статьи : 130
Ссылки : 3
Просмотры материалов : 3480250

Сейчас на сайте

Сейчас 687 гостей и 1 пользователь онлайн
  • todayTix