Академия Жюлиана - авангард академизма

Автор: Ефим Репин 25.10.2010 20:42
Образование - История Академии
PDFПечатьE-mail

Центром художественного образования конца XIX - начала XX века стали частные школы, которые расположились в Мюнхене и Париже. Две частные школы при академиях, ставшие впоследствии куда более знаменитыми, чем их высшие прародители определяли лицо искусства того периода. Как правило, продолжить образование со всего мира ехали в Париж, в Академию  Жюлиана. Считалось, что ученики Репина и Чистякова показывали результаты хуже, чем в частной французской школе. Вот одна из биографических справок характерная для того времени: «Пархоменко, Иван Кириллович, начальное образование получил в Киевской рисовальной школе (ученик Н. Н. Ге), в петербургской Академии художеств (ученик И. Е. Репина), в парижской Академии  Жюлиана (ученик Ж. П. Лорана)». Что же было причиной такой моды? Стоит рассмотреть этот феномен внимательнее. («В студии» Государственный музей Днепропетровска)



31, rue du Dragon

 

История Академии

История Академии началась во времена второй Империи, когда Наполеон III решил сделать из Парижа европейскую столицу, чистую и функциональную. В cтолице Европы, а также викторианском Лондоне, пройдут крупные международные мероприятия, такие как Всемирная выставка 1855 года и 1867 года. Железная дорога охватывает все крупные и средние города Франции, фондовый рынок переживает золотой век, промышленность растет быстрыми темпами.

«Академия Жюлиана» (фр. Academie Julian) — частная Академия художеств в Париже, основанная художником Родольфом  Жюлианом (Rodolphe Julien) в 1868 году, располагалсь в Passage des Panoramas во 2-м округе Парижа, затем, спустя два года откроются две школы: одна на 31, rue du Dragon в 6 округе и вторая на 51, rue du Vivienne во 2-м округе Парижа.

 

 

Последняя с 1880 года будет только для женщин. В то время французское правительство запрещало приём женщин в Школу изящных искусств (фр. Ecole des Beaux-Arts), так как основной метод обучения — рисование обнажённых моделей — считался для женщин неподобающим. В Academie Julian этот просчет был исправлен – там могли учиться женщины. Это была единственная альтернатива обучения для молодых женщин изящным искусствам. Им будет позволено претендовать на Римскую премию до 1903 года.

 

«Academie Julian» пользовалась большой популярностью среди французских и иностранных студентов, в особенности среди американцев. Туда зачислялись не только профессиональные художники, но и любители. Студенты академии имели право участвовать в конкурсе на Римскую премию и участовать в Парижском салоне.


Римская премияРимская премия (фр. Prix de Rome) — награда в области искусства, существовавшая во Франции с 1663 по 1968 гг. Впоследствии, превратилась в придаток академической системы образования, упорно противостоявшей всему живому и новому в музыкальном и изобразительном искусстве. В передовых кругах художников и музыкантов Римская премия стала синонимом ретроградности и консерватизма.

Парижский салонодна из самых престижных художественных выставок Франции, официальная регулярная экспозиция парижской Академии изящных искусств. По желанию Людовика XIV Королевская Академия художеств постановила проводить регулярные выставки произведений своих членов. Первая выставка состоялась 23 апреля 1667 года. С тех пор в течение трёх веков участие в выставке стало обязательным для всех художников, желавших завоевать известность.

Первые выставки проходили каждые 2 года в Пале-Рояль и во Дворце Ришелье. В 1673 году была издана первая брошюра с описанием представленных произведений, что можно считать первым в истории выставочным каталогом. В 1725 году выставка впервые была открыта в Квадратном салоне Лувра. Это событие и дало название всем последующим художественным выставкам французской Академии. Многочисленные современные выставочные салоны также обязаны своим названием Парижскому салону.

В 1759 Дидро написал хронику Парижского салона — первый образец искусствоведческой критики. С 1791 года Салон был открыт для всех художников, а не только академиков. Отбор произведений осуществлялся специальным жюри, образованным по постановлению правительства.

В XIX—XX веках Салон проводился регулярно с редкими исключениями, связанными с революцией и военными периодами. В настоящее время Салон проводится ежегодно в павильоне Эйфель-Бранли.

Салон отверженных (фр. Salon des Refuses) — выставка, параллельная официальной французской, на которой были представлены полотна и скульптуры, отвергнутые в 1860-х — 1870-х годах жюри Парижского салона. Самая значительная выставка состоялась в 1863 году по инициативе императора Наполеона III после того, как методы отбора работ на Парижский салон были подвергнуты всеобщей критике.


Учителя

Обучение базировалось на академической традиции с очень строгими правилами. Начиналось с копии после записи в студию. Основой считался рисунок, изучение эффектов светотени. Только после этого студенту позволили работать с живыми моделями. Ученики и учителя академии определяли многие мировые течения века академического авангарда.

С момента создания Академии, в ней преподавали хорошо известные личности из мира искусства, часто имевшие Римскую премию, владельцы Почетного Легиона. По большей части профессора из Школы изящных искусств.

Они были друзьями  Жюлиана: Адольф Бугро, Жюль Лефевр, Родольф Буланже, Анри Чапу и Бенжамен Констан, Тони Робер-Флёри, Габриэль Ферье, Жан-Поль Лоран и Бенжамен Констани. Скульптура - Генри Альфред и Брамтот Дусе. Целью образования являлась подготовка студентов, не поступивших в Школу изящных искусств, чтобы они также имели возможность претендовать на Римскую премию или представлять свои работы на Парижском Салоне.

 

The Remorse of Orestes or Orestes Pursued by the Furies


Адольф-Вильям Бугро (фр. Adolphe-William Bouguereau; 30 ноября 1825, Ла-Рошель — 19 августа 1905, Ла-Рошель) — французский живописец эпохи ампира, мастер академической живописи, крупнейший представитель салонного академизма, автор картин на исторические, мифологические, библейские и аллегорические сюжеты, исполнял стенные росписи и портреты. За свою жизнь Бугро написал 826 картин. Самые известные из них — «Рождение Венеры», «Данте и Вергилий в аду», «Девушка за вязаньем», «Пастушка», «Танец» и др.

 

Mary Magdalene In The Cave


Жюль Жозеф Лефевр (Лефебвр) (фр. Jules Joseph Lefebvre) (14 марта 1836, Турне — 24 февраля 1911, Париж) — французский салонный художник XIX века, специализировавшийся на изображении прекрасных девушек.

В 1861 году за картину «Смерть Приама» получил большую Римскую премию, после чего написал в Риме картины: «Юноша, раскрашивающий трагическую маску», «Дочерняя любовь римлянки» (1864), «Пилигримство в монастырь Сакро-Спако, близ Субиако» (1865), «Спящая молодая девушка» (1865), «Нимфа и Бахус-дитя» (1866) и «Папа Пий IX в Петровском соборе» (1867).

Вернувшись в Париж, вскоре занял весьма видное место среди французских художников как приятный колорист и изящный, хотя и несколько манерный рисовальщик, особенно искусный в изображении женской красоты и в портретах. Лучшие произведения, исполненные им со времени приезда его из Рима: «Истина», фигура нагой молодой женщины, держащей над своей головой лучезарный шар (1870; в Люксембургском музее в Париже), «Стрекоза» (1872), «Магдалина» (1876), и др.

 

Le marché aux esclaves

 

Гюстав Кларен Родольф Буланже (фр. Gustave Boulanger, 25 апреля 1824 г. Париж — октябрь 1888 г. Париж) — французский художник, представитель салонной живописи и ориенталист. Изучал живопись в парижской Школе изящных искусств под руководством Поля Делароша и Пьера-Жюля Жольве. В 1854 году он совершает двухлетнее учебное путешествие по Италии; благодаря своей картине «Цезарь на Рубиконе» имел в Риме большой успех, который художник развил после возвращения в Париж своими полотнами «Маэстро Палестрина», «Араб» и «Кабилы в пути». Эскизы и наброски, созданные Буланже во время поездки в Италию, послужили основой для его произведений на античную тематику, таких как «Лукреция», «Лесбия», «Продавцы венков в Помпеях» и др. Работы Буланже близки по стилю произведениям художника Жана-Леона Жерома и приводили в восхищение императора Наполеона III, давшего указание Гюставу Буланже украсить свой парижский дворец в «помпеянском стиле». Кисти Буланже принадлежат росписи в парижской Опере Гарнье.

 

Massacre des polonais a Varsovie, 8 avril 1861


Тони Робер-Флёри (фр. Tony Robert-Fleury, род. 1 сентября 1837 г. Париж — ум. 8 декабря 1911 г. Вирофле) — французский художник. Тони Робер-Флёри был сыном художника Жозефа Николя Робер-Флёри. Учился живописи у Леона Конье. Позднее по рекомендации Конье работает в мастерской художника-академиста Поля Делароша. Как и оба его учителя — Конье и Деларош — Робер-Флёри в своём творчестве предпочитает историческую тематику. У Делароша художник подружился с другими его учениками: Гюставом Буланже и Луи Галле. Кроме исторических полотен Тони Робер-Флёри писал также портреты, создавал произведения жанровой живописи. Имел много учеников, и среди них русскую художницу М. К. Башкирцеву.

 

L'Excommunication de Robert le Pieux


Жан-Поль Лоран (фр. Jean-Paul Laurens, 28 марта 1838(18380328), Фурквево, Верхняя Гаронна — 23 марта 1921 Париж) — французский художник, скульптор, график и иллюстратор. Первоначально Лоран изучает живопись в художественной школе в Тулузе, затем учится в Париже у художника Леона Конье. Неоднократно участвовал в парижских салонах. В 1879 году его картина «Освобождение замурованных в Каркассоне» была отмечена почётной медалью. Начиная с 1864 года Лоран пишет картины преимущественно на историческую тематику; предпочитал отображать различные трагические и даже ужасные события из прошлого. Изображение давал обычно в тёмных и тяжёлых тонах.

По заказу французского правительства художник написал для парижского Пантеона два полотна, посвящённых Святой Женевьеве: «Св. Женевьева на смертном ложе» и «Положение Св. Женевьевы во гроб». Расписал также плафоны в театре Одеон и внутренние помещения Капитоль де Тулуз (здания мэрии Тулузы). Кроме исторических полотен Лоран с успехом занимался портретной живописью. Также иллюстрировал сочинения историка Огюстена Тьерри.

C 1891 года член французской Академии изящных искусств. Среди его учеников: выдающийся японский портретист Сотаро Ясуи; немецкий и израильский график и художник — экспрессионист Якоб Штейнхардт.

 

 

Ученики

В 1880-е годы Академия насчитывала более 600 студентов, среди которых было много женщин, для которых школа открыла путь в мир профессионального искусства. Почти в каждой стране Европы, Азии и Америки, Академия может представить внушительный список известных национальных художников:

 

 Списки учеников Академии имеют лишь частичные записи из раздела мужчин, за период 1870-1932.


Соотечественники: Анна Голубкина, Евгений Лансере, Мария Башкирцева, Виктор Зарубин, Екатерина Зарудная-Кавос, Петр Кончаловский, Игорь Грабарь, Иван Пуни, Лев Бакст, Ричард Берггольц, Глеб Дерюжинский, Борис Эгиз, Александр Куприн, Евгений Буковецкий, Николай Чернышев, Андрей Никулин, Павел Беньков, Анна Билинская, Борис Анрепа, Александр Шевченко, Макс Вебер.

Среди немцев: Людвиг фон Гофман, Макс Слевогд, Эрнст Барлахом, Ловис Коринт, Георг Кольбе, Эмиль Нольде, Кете Кольвиц, Паула Modersohn-Беккер.

Среди французов наиболее известны: Павел Серюзье, Пьер Боннар, Эдуард Вюйар, Морис Дени, Поль Рансон, Анри Матисс, Андре Дерен, Фернан Леже.

 

Maurice Denis, French painter


Другие: Пекка Халонен, Джордж Мур, Феликс Валлотон, Куно Амиет, Джованни Джакометти, Игнасио Зулоага, Аксель Галлен-Каллела, Альфонс Муха, Феликс Валлотон, Уильям Ротенштейн, Альфред Морер, Анреп Борис, Ханс Арп, Жан Базен, Эрнст Барлах, Луиза Катерина Бреслау, Луиза Буржуа, Халиль Джебран, Жан Дюбюффе, Марсель Дюшан, Кассандр, Адольф Мурон, Фернан Кнопф, Жак Липшиц, Маар Дора, Жанна Маммен, Эмиль Нольде, Софи Пембертон, Роберт Раушенберг, Анри Руайе, Макс Слефогт, Эдвард Стайхен, Лев Шульц, Магнус Энкель.

 

Marie Bashkirtseff. Dina Babanine, painted in 1883, shows Marie’s talent as a portrait artist and her expertise with pastels.

 

Мария Башкирцева

Ей было всего двадцать шесть лет, когда она умерла. Она писала статьи в феминистские французские газеты. Мария Башкирцева, известная своим дневником и перепиской с Мопассаном, Лепажем и многими знаменитостями 80-х годов. Дневник проникнут тонким психологизмом, романтической «жаждой славы» и вместе с тем трагическим чувством обречённости.

Cамой известной поклонницей творчества и личности Башкирцевой была Марина Цветаева, в молодости переписывавшаяся с матерью Башкирцевой (умершей в 1920-х годах) и посвятившая памяти Башкирцевой свой первый сборник стихов «Вечерний альбом». Валерий Брюсов писал в своем дневнике: «Ничто так не воскрешает меня, как дневник Башкирцевой. Она — это я сам со всеми своими мыслями, убеждениями и мечтами».


… Была у Робера-Флери и с очень веселым видом спросила: «Ну, как же прошла моя картина?»

—Да очень хорошо, потому что, когда дошла очередь до вашей картины, они сказали — не один или двое, но вся группа: «Послушайте, ведь это хорошо, второй номер!».

—Не может быть!

—Ну да, не думайте, пожалуйста, что я говорю это для вашего удовольствия: так было на самом деле. Тогда вотировали, и если бы в тот день президентом не был тупица, вы получили бы второй номер. Вашу картину признали хорошей и приняли ее симпатично.

—У меня третий номер.

—Да, но это благодаря особому роду несчастья, просто неудача какая-то: вы должны были получить второй номер.

—Но какие недостатки они находят в картине?

—Никаких.

—Как никаких, значит, она недурна?

—Она хороша.

—Но в таком случае?

—В таком случае это несчастье, и все тут; в таком случае, если вы найдете какого-нибудь члена комиссии и попросите его, то вашу картину поместят на лучшем месте, так как она хороша.

—А вы?

—Я член, специально назначенный наблюдать, чтобы соблюдались номера, но поверьте, если кто-нибудь из наших попросит, я ничего не скажу против того.

Была потом у  Жюлиана, который слегка посмеивается над советами Робера-Флери и говорит, что я могу быть почти спокойна и что он будет очень удивлен, если моя картина не будет переставлена, и что... В конце концов Робер-Флери сказал мне, что, по его мнению, я заслуживаю второго номера и что нравственно я его имею. Нравственно!!! И что, наконец, это было бы только справедливо. А! Нет! Просить то, что мне следует по справедливости, это слишком!

 

Академия будет закрыта во время Второй мировой войны. Два магазина будут проданы в 1946 году. Студию на rue du Dragon в 1959 году купит Уильям Пеннингхем и Жак d'Андон. В 1968 году "Academie Julian" стала частью Высшей школы изобразительных искусств "Penninghen" ESAG Penninghen.

Мастерские на rue du Berri, возглавляемые Сесиль Бельдент и Андре Дель Деббио просуществуют до 1973 года, потом они будут экспроприированы. Андре Дель Деббио переименует в Academie Debbio, исповедующую рисование с живой модели.



Воспоминания


И. Эренбург. «Люди, годы, жизнь»

Академия  Жюлиана в Париже была чем-то вроде московской гимназии Креймана — ее выбирали молодые художники потому, что там не было муштры, которая изводила всех в Государственной художественной школе. А профессора там, как и повсюду, были эфемерными знаменитостями академического направления. Вспоминая академию  Жюлиана, Кончаловский смеялся: «Знаете, кто там учился? До меня Боннар, Вийяр, Матисс. Рядом со мной сидел Глез. А потом там учились Леже, Дерен.

 

 

Матисс мне рассказывал, что его учитель, кажется, он называл Бугро, сказал ему: «Это хуже всего, что я видел. Вы никогда не научитесь рисовать. Лучше выберите другую профессию». Меня учил ученик Ж. П. Лоранса, его картины висели в Люксембурге — огромные батальные сцены, у нас он был бы трижды сталинским лауреатом. Однажды он меня похвалил. Я встревожился и понял, что делаю дрянь».

 

 

Д. Ревалд. «Постимпрессионизм. От Ван Гога до Гогена»

Собственно говоря, Академия  Жюлиана была вовсе не академией, а обычной художественной мастерской, где ученикам предоставляли модели и не слишком строго следили за их работой. Теоретически художественное образование во Франции было бесплатным, однако официальная Школа изящных искусств не имела возможности принять всех, кто желал обучаться в ней. Чтобы освободить французских налогоплательщиков от необходимости обеспечивать бесплатное обучение иностранцам и в то же время не давать оснований обвинять законодателей в скупости, департамент изящных искусств придумал очень ловкий ход. Каждый иностранец обязан был сдать чрезвычайно трудный, по существу, каверзный экзамен по французскому языку, на котором все, кто прибыли из-за границы с желанием обучаться у официальных французских мастеров, практически проваливались и получали отказ. Их судьбу разделяли, конечно, и многие юные французы.

Именно это положение в 1873 г. побудило Родольфа  Жюлиана, открыть собственную «академию», в которую он предусмотрительно пригласил консультантами четырех самых знаменитых преподавателей Школы изящных искусств. Они обычно появлялись один раз в неделю для проверки работ учеников. Предприятие  Жюлиана оказалось таким успешным, что вскоре ему пришлось открыть в Париже несколько отделений, включая специальное отделение для женщин.

 

 

Успех  Жюлиана легко объясняется тем, что он предоставил возможность сотням, если не тысячам молодых художников, особенно иностранцам, отвергнутым Школой изящных искусств, учиться в «академии» под руководством преподавателей самой Школы изящных искусств. Это предприятие, выгодное для самого Жюлиана, оказалось не менее выгодным как для его учеников, так и для их учителей. Действительно, будучи членами жюри Салона, различные преподаватели следили за тем, чтобы работы их учеников допускались на выставки, а ученики в свою очередь ежегодно, подавляющим большинством, переизбирали своих учителей в жюри Салона. Ученики имели возможность с гордостью сообщать домой, что учатся у знаменитых художников, выставляются в Салоне и находятся на пути к признанию. Преимущества, которые предоставляла эта система, вполне оправдывали плату, взимаемую Жюльеном.

 


Тенишева Мария Клавдиевна (1867–1928) княгиня, училась в академии Р.  Жюлиана в Париже. В 1894 основала в семейном особняке (Галерная ул., 13) студию живописи и рисунка под руководством И. Е. Репина. Собрала обширную коллекцию акварелей русских и иностранных художников, систематизацией которой занимался А. Н. Бенуа. Финансировала журнал "Мир искусства", участвовала в организации выставок журнала, помогала С. П. Дягилеву в устройстве выставки русского искусства в Париже (1906).

Зарудная-Кавос Екатерина Сергеевна (1862–1917). Учебу в петербургской Академии художеств (1881–1887), где среди ее преподавателей был сам П. П. Чистяков, она совмещала с поездками в Париж, в котором брала уроки у К. Дюрана и в академии Р. Жюлиана. В 1905 году совместно с А. М. Языковой открыла в Петербурге школу живописи, где преподавали такие художники, как Б. М. Кустодиев, Е. Е. Лансере. При ее мастерской в Петербурге действовала воскресная школа рисования для рабочих.

Пуни Иван (ЖАН) Альбертович (1892–1956) — живописец. Внук итальянского композитора Цезаря Пуни. Брал уроки рисования у И.Е. Репина. Учился в академии Р.  Жюлиана (1910–1911) в Париже. В 1912 познакомился с Бурлюком, В.В. Маяковским, К.С. Малевичем. Писал картины в духе фовизма и кубизма.

Дерюжинский Глеб Владимирович (1.VIII.1888, Смоленск – 1975, США) — скульптор. Отец Д., Владимир Федорович, – видный юрист, сенатор, профессор С.-Петербургского университета, редактор Журнала Министерства юстиции. В 1906-11 гг. Д. учился на юридическом факультете университета и в Рисовальной школе ОПХ у И.И. Андреолетти. В 1911 и 1912 гг. в Париже занимался у Р. Верле в академии Р.  Жюлиана и в мастерской Ж.-А. Энжалбера.

Эгиз Борис (Борух) Исаакович (1869 – 1947) — русский живописец, график, мастер салонных портретов, жанровых сцен, пейзажа. Родился в Одессе в семье караимов, потомственный почетный гражданин. В 1886–1890 учился в ОРШ (у К. Костанди). В 1890 поступил в Петербургскую АХ (учился у П. П. Чистякова). В 1893 оставил АХ, получив звание неклассного художника. Посещал Академии  Жюлиана и Коларосси в Париже.

Буковецкий Евгений Иосифович (1866–1948) — художник-жанрист, портретист, писал пейзажи. Учился в Одесской рисовальной школе (1887-1890), Петербургской академии художеств, затем в Париже в частной академии у  Жюлиана.


Но среди учеников  Жюлиана были и другие — молодые художники, по собственному желанию бросившие Школу изящных искусств с ее устарелыми принципами и посещавшие классы  Жюлиана именно потому, что там они могли работать без чересчур назойливого вмешательства со стороны учителей; художники старшего поколения тоже посещали  Жюлиана, чтобы воспользоваться его моделями.

Так как слава заведения  Жюлиана все возрастала, то приезжающие из-за границы, в конце концов, перестали обращаться в Школу изящных искусств, а направлялись прямо к Жюльену; фактически именно Академия  Жюлиана и влекла их в Париж. Чему бы они там ни учились, они были обязаны этим своим старшим товарищам, собственному желанию и восприимчивости, а не бледным индивидуальностям своих учителей. Академия  Жюлиана была отправным пунктом, и перед каждым ее учеником открывалось много путей, ведущих к самостоятельной карьере.

 

 

Нравы

В какой-то мере известность Академии  Жюлиана была связана также с буйным поведением ее учеников, их легендарной непристойностью, беспощадными шутками, грубыми выходками, которыми они встречали новичков, и дикими шествиями по улицам Парижа. Иностранцам, постоянным объектам насмешек, иногда приходилось у  Жюлиана очень тяжело, и многие из них в отчаянии были вынуждены покидать Академию.

Академия  Жюлиана представляла собой ряд мастерских, переполненных учениками. Стены мастерских пестрели поскребками с палитр и карикатурами; там было жарко, душно и на редкость шумно. Над входом висели изречения Энгра: «Рисунок — душа искусства», «Ищи характер в природе» и «Пупок — глаз торса». Найти место среди плотно сдвинутых мольбертов и стульев было нелегко: куда бы человек ни приткнулся, он обязательно кому-нибудь мешал.

Старожилы и те, кто уже заслужил медали Салона, занимали почетные места вблизи модели, новички отсылались в последние ряды, откуда они едва могли разглядеть модели (зачастую одновременно позировали двое). Среди студентов были представлены все национальности: русские, турки, египтяне, сербы, румыны, финны, шведы, немцы, англичане, шотландцы и много американцев, не считая большого количества французов, игравших руководящую роль всякий раз, когда дело касалось шума.

Сдержанных англичан по большей части передразнивали и высмеивали, немцев, победителей в последней войне против Франции, не слишком любили, но обращались с ними не хуже, чем с другими, американцев же большей частью оставляли в покое, потому что те умели пускать в ход кулаки. В перерывах они частенько устраивали между собой боксерские состязания, и только им одним разрешалось носить цилиндры во время работы.

 

 

Один удивительно высокий американец привлекал всеобщее внимание тем, что прикреплял кисти к длинным палкам, чтобы писать на расстоянии и одновременно иметь возможность судить о своей работе. Сидя на стуле и придерживая палитру ногами, он писал холст, стоящий перед человеком, который сидел впереди него, и все время манипулировал длинной кистью над головой своего несчастного соседа.

В душных мастерских часто стоял оглушительный шум. Иногда на несколько минут воцарялась тишина, затем внезапно ученики разражались дикими песнями. Исполнялись всевозможные мотивы. Французы особенно быстро схватывали чужеземные мелодии и звучание иностранных слов. Они любили негритянские песни и так называемые воинственные кличи американских индейцев. Кроме занятий „пением", они любили подражать голосам животных: лягушек, свиней, тигров и т. д. или свистеть на своих дверных ключах. Часто запевала затягивал одну из их любимых песенок:

La peinture a l'huile

Est tres difficile...

Затем вступал хор:

Mais c'est bien plus beau

Que la peinture a l'eau.


Живопись маслом

Очень трудна...

Но она прекраснее,

Чем живопись акварелью (франц.).

rue de Berri


В Академии не существовало ни распорядка, ни дисциплины; даже к профессорам во время их редких посещений не всегда относились с уважением. Некоторые ученики, когда к ним приближался профессор, с откровенным вызовом поворачивали обратной стороной свои картины. Верно и то, что в своих советах разные учителя не всегда придерживались одного направления.

В каждой мастерской имелся избираемый учениками massier, в чьи обязанности входило не допускать вопиющих беспорядков, следить за печкой, нанимать модели и заниматься прочими административными делами.

 

 

 

Бугро, наиболее знаменитый из них и наделенный наименьшим воображением, непреклонно настаивал на "правильном" рисунке, тогда как другие склонны были по временам отдавать предпочтение цвету.

 

Adolphe William Bouguereau,  а Nude Study


Лефевр, искусный, но совершенно банальный художник, писавший ню, умудрялся за два часа исправить около семидесяти работ. Человек простой и непосредственный, он всегда находил для каждого слова одобрения. Его коллега Робер-Флери, отличавшийся элегантностью манер и речи, рассматривал этюды, не произнося ни слова, за исключением тех случаев, когда объявлял их авторам, что считает ниже своего достоинства исправлять подобную мазню. Его любимый совет сводился к тому, что тени не имеют цвета, а всегда нейтральны. Что же касается Дусе, приятного в обхождении парижанина, то он выказывал снисходительное сочувствие к оригинальным экспериментам в мастерских.

Действительно, среди учеников было очень много таких, кто не имел желания усваивать заповеди Школы изящных искусств и предпочитал следовать собственным склонностям. На наиболее сознательных учеников преобладающее влияние оказывали Пюви де Шаванн и Моне.

 

 

Родольф  Жюльен (Rodolphe Julien)

Рудольф Жульен - живописец, родился в Lapalud 13 июня 1839 и умер в Париже 12 февраля 1907 от эмболии. Его мать, Софи Фавье (1810-1889) и отец Пьер Луи Родольф  Жюльен не были женаты, когда он родился в метечке Lapalud. Брак его родителей состоялся 20 апреля 1847, когда Родольфу было почти восемь лет и только тогда узаконили его рождение. У него была старшая сестра, Клара Матильда Луиза  Жюльен, незаконнорожденный ребенок, родившийся 2 августа 1834, которой было почти тринадцать лет. Первые годы незарегистрированным детям досталаись одни трудности и проблемы от родителей.

Мы почти ничего не знаем о первых годах жизни Родольфа. Андре Corthera, племянница г-жи  Жюльен говорила, что они послали молодого Рудольфа в Марсель для работы клерком в книжный магазин. В Марселе он полюбил плавание и борьбу. Любил также читать, особенно романы Бальзака.Талант рисования проявилось, когда он был очень молод. В восторге от чтения Бальзака,  Жюльен стал мечтать покорить столицу. Он отправился в Париж, по совету друзей.

 

 

Молодой провинциал, поступил в Cabanelet Cogniet в Школе изящных искусств, как вольнослушатель. С борцовской энергетичностью и цепкостью, он принялся изучать живопись. Он жил в "большой комнате на 36, рю Вивьен с 1866, с очень высоким потолком". С 1863 Родольф Жюльен начал свою артистическую карьеру, демонстрируя работы в салонах. В 1863 году в Салоне отверженных он выставил шесть полотен. Одно из них, обнаженная в последней сцене Ролла де Мюссе, имела скандальный успех. Через два года он начал выставляться в официальных салонах получая позитивные обобрения.

1876 важный год в художественной карьере Родольфа. На официальном салоне он выставил картину (смешанный класс), демонстрируя занятие в своей Академии, основанной в 1868 году. Эта работа, вероятно, предназначена для рекламы. Вся деятельность этих лет 1863-1879 могла послужить началом красивой художественной карьеры художника. Однако  Жюльен стал заниматься все больше и больше административной работой. Трудно сегодня оценить меру его таланта, поскольку большинство картин исчезли.

Родольф  Жюльен выставлялся в салоны работы традиционных категорий: эскизы, портреты вельмож, картины на мифологические сюжеты, пейзажи дикой природы с нимфами. Многие его картины изображают обнаженных женщин. Три его картины выставлялись в салонах как иллюстрации литературных текстов. Лишь по иллюстрациям к Ompdrailles, Cladel, (восемнадцать рисунков и гравюр) мы можем судить о таланте Родольфа  Жюльена.

 

 

Его Академия

Через десять лет после основания Академии  Жюльен окончательно решит не продолжать свою артистическую карьеру. В 1887 г. мы читаем: «г-н  Жюльен, к большому сожалению многих его поклонников, отказался от славы для административной работы, достиг беспрецедентного успеха, окружив себя выдающимися художниками, которые все его друзья». В следующем году они будут говорить: «Я - художник, который отказался от искусства целиком посвятив себя администрации академии, организовав два курса для женщин».

Когда  Жюльен начал выставляться в Салонах в 1865 году он жил на 50, Рю Ламартин. Совсем рядом на Рю Вивьен он основал свою Академию. Он жил в мансарде, и дверь его была покрыта автографами художников, писателей и журналистов, которые приходили к нему. Он любил рассказывать, что, нуждаясь в деньгах и большой мастерской для своей супер модели, он решил открыть школу.

Его первым учеником был горбун. Тот был очень недоволен, когда появились новые студенты. Когда появились еще, он предложил снимать студию в центре Парижа и дать им учителя по выбору но из самых известных. Позже, добившись успеха благодаря упорному труду и терпению,  Жюльен шутил - "горб мой первый студент." До 1880 года деятельность Академии была сгруппирована в помещениях на Рю Вивьен.  Жюльен быстро стал создавать отдельные семинары для женщин. Классы для мужчин проходили на первом этаже, а верхний был отведен для дам.

К 1880 году стремительный успех академии позволил открыть новые классы и в других районах Парижа. В дополнение мастерской для женщин на 51, rue du Vivienne, появятся мастерские для мужчин на 48 Faubourg Сен-Дени. И на Рю де Берри, в самом аристократическом районе, и двух на Монмартре. И на 338, Сент-Оноре, недалеко от Вандомской площади. В 1890 году он пересек Сену и его главной площадкой станет Фобур Сен-Дени в Латинском квартале. Вскоре для женщин на Рю дю-Миди Черче. Расширение Академии позволило  Жюльену отказаться от прямого руководства студентами. Такой разброс студий имел большие преимущества для удобства студентов и преподавателей, заставлял курсировать Родольфа туда и обратно каждый день между ее различными зданиями.

Надо отметить, что г-н  Жюльен был искуссным преподавателем, но всегда держался скромно в тени Бугро, Ж. Лефевра, Тони Робер-Флери, Арниса. Конечно он продолжал следить за ходом обучения для восстановления порядка в случае серьезных нарушений.

 

 

Методика

Так среди его первых учеников было много иностранцев. В 1881 он утвердил принцип: «каждый пользуется полной свободой и работает так, как считает нужным».

Когда он создавал классы для женщин, для обеспечения серьезности и спокойства семей, он строго запрещал вход мужчин на занятия, в том числе отцов и братьев, за исключением моделей и учителя. Несмотря на это, учебные работы женщин рассматривались наравне с мужскими в ежемесячных конкурсах, в которых женщины часто выигрывали призы.

Вместо деления студентов на классы, как, например, в Америке, все уровни были объединены в общий класс, так что студенты учились друг у друга. Сильнейшие подавали пример для начинающих. Очень скоро Академия  Жюлиана была признана как «первая Академия среди всех тех, которые открыты за пределами официальной школы изобразительных искусств».

 

 

Ежемесячные конкурсы и выставки подготовки к соревнования в Школе изящных искусств или на выставку в салонах. Многие успехи студентов имени изобразительного искусства, Рим премии и получил салон рад  Жюлиан и добавил репутацию Академии должен был стать универсальным. Позже  Жюлиан может также быть в курсе новых тенденций путем внедрения практических курсов на иллюстрации и графики.

С расширением академии, директор поддерживал важность личного контакта со студентами. Он также по-прежнему поощрял традиционные методы преподавания и уважение к индивидуальности каждого ученика. С момента своего основания и до конца столетия, академия выросла без поддержки и рекламы. Именно через отношения, известность учителей и успех ее выпускников. Число студентов, принятых в Школу изящных искусств, получивших Римскую премию, поступивших в Салоны создавало репутацию академии, и привлекло новых студентов.

 

 

В ноябре 1901 Жюльен решил начать выпуск газеты, L' Academie Julian. В первом выпуске, он писал: «наша единственная цель заключается в объединении всех студентов Академии и чтобы стать, как одна большая семья, члены которой помогают друг другу...». Газета выходила и после его смерти до первой мировой войны, но прекратила существование в 1914 году.

Его жена Амелия Амели Сорел-Бори происходила из знатной семьи Комнин, от императоров Византийской империи в XI и XII веков. Семья переехала во Францию с Корсики, куда они были сосланы. Амелия стала директором в мастерской Академии Юлиана. К моменту своей смерти,  Жюльен владел замком Гараутт и несколькими поместьями.

 

В своем замке он держал восемнадцать огромных лабрадоров, отличавшихся жестокостью. Только одна собака, Голиаф, преданный друг, оставалась на свободе. Рассказывали, что он посылал Голиафа к мяснику, который добросовестно приносил ему пакеты с едой.  За год до его смерти,  Жюльен назначил наследником замка своего племянника, Людовика Мариуса, отвечать за управление. Вдове Амели Сорел-Бори он оставил доходы Академии, она управляла ей с помощью своих племянников, Жака и Гилбертом Дюпюи, последовательно назначенных директорами.

 

 

замок Гараутт

 

51, rue du Vivienne

 

31, rue du Dragon

 


http://mentmorefineart.co.uk/Images/Townscape/Enlarged/pop_julian.html

http://www.mairie-lapalud.fr/julian.html

https://sites.google.com/site/academiejulian/home

http://www.carlabrunisarkozy.org/en/penninghen/

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

 

Статистика

Пользователи : 11757
Статьи : 130
Ссылки : 3
Просмотры материалов : 3622685

Сейчас на сайте

Сейчас 385 гостей онлайн